В Минске у него был друг: белорусский лидер расстраивает Владимира Путина, сближаясь с Западом (The Economist, Великобритания)

Исполинская статуя Ленина до сих пор стоит перед неприступным Домом правительства в Минске, который был построен Сталиным в 1934 году и оккупирован гестапо несколько лет спустя. Но сейчас за этим тоталитарным фасадом находится правительство, которое пытается решить, как реформировать экономику Белоруссии, следуя политической траектории, заданной четверть века назад авторитарным лидером страны Александром Лукашенко. Теперь он также должен отвечать на надвигающуюся угрозу потери независимости, которую представляет собой Россия. Эта задача посложнее, чем нарисовать круг в квадрате. Но и Лукашенко — вовсе не ординарный политик. Бывший председатель колхоза Александр Лукашенко пришел к власти в 1994 году, спустя три года после распада Советского Союза.

С тех пор он правит Белоруссией, дольше всех оставаясь на посту среди действующих европейских президентов. В отличие от своих коллег из других бывших советских республик в Европе, которые, утверждая независимость, отбросили старую систему, он бережно хранил советское наследие. Белоруссия по-прежнему отмечает как государственный праздник годовщину Великой Октябрьской революции 1917 года. При этом приверженность Лукашенко социализму далеко выходит за рамки символики.

КонтекстБН: россиян не следует называть братьямиБелорусские новости25.12.2018Белорусские новости: чем ответят Москва и Минск Варшаве?Белорусские новости06.11.2018БН: успокоить белорусов и не дразнить КремльБелорусские новости11.01.2019В отличие от своих соседей, Лукашенко никогда не был сторонником свободного рынка и демократии, не приватизировал белорусские государственные заводы. Вместо этого он гарантирует полную занятость ценой удушения производительности. В Беларуси нет олигархов, относительно слабо распространена низовая коррупция и одни из самых низких уровней неравенства и количества людей, которые в осколке бывшей советской империи живут менее чем на пять долларов в день. Снова заимствуя лексику Ленина, Лукашенко консолидировал власть через принуждение, сажая в тюрьмы соперников и журналистов, разгоняя протесты и получая в ответ западные санкции вместе с репутацией «последнего диктатора Европы». Тем не менее, он сохранил широкую опору внутри страны, поддерживая надлежащий уровень жизни, чувство социальной справедливости и достойную государственную инфраструктуру.

Однако авторитарная модель Лукашенко опирается на российские субсидии. Стремясь заручиться поддержкой союзника, Москва установила низкие цены на природный газ и обеспечила поставки дешевой сырой нефти, которую Белоруссия может перерабатывать и продавать по рыночным ценам. Взамен Лукашенко поклялся в верности России и заключил с ней военно-экономические альянсы.

Однако «Союзное государство России и Беларуси», номинально сформированное в 1999 году, существует в основном на бумаге. На самом деле Лукашенко умело сыграл на противоречиях Москвы и Запада, наживаясь на геополитическом положении своей страны.
Эта двойственная позиция раздражает Россию, но дает Беларуси время для создания реального частного сектора. Сейчас на него приходится половина рабочих мест, также создан средний класс, который ценит трудолюбие и образование. В динамичной IT-индустрии Минска сейчас заняты около 40 тысяч сотрудников, разрабатывающих приложения и игры, такие как «Вайбер» и «Ворлд оф тэнкс».

Как отмечает Балаз Джарабик из аналитического центра Фонд Карнеги за международный мир, параметры общественного договора меняются. Недавний опрос показал, что белорусы, прежде всего, хотят, чтобы их правительство создало условия, которые позволили бы им зарабатывать деньги. Лукашенко пытается это сделать, назначив бывшего банкира руководить кабмином и пообещав продвигать цифровую экономику. По словам вице-премьера Александра Турчина, правительство планирует обуздать спецслужбы и смягчить законы против экономических преступлений. Несмотря на то, что в Белоруссии по-прежнему существует смертная казнь и притеснения оппозиции, Лукашенко стал более терпимым к гражданскому обществу, даже допустив некоторую общественную критику и дебаты.

Он, конечно, не переродился в либерала. Его смягчение в основном связано со страхом перед Москвой. Война России против соседней Украины в 2014 году заставила Белоруссию чувствовать себя уязвимой. Лукашенко отказался признавать аннексию Россией Крыма и сохраняет хорошие отношения с Украиной. Он зажал рот российской пропаганде, приговорив к условному тюремному заключению трех работающих на российские деньги блогеров, которые разжигали антибелорусские настроения, например, сообщая, что «изучение белорусского языка может навредить детскому мозгу». Он также приступил к налаживанию отношений с Америкой, которая в 2008 году в знак протеста против политических репрессий отозвала из Минска своего посла. В прошлом году Владимир Путин предпринял зловещий шаг, направив в страну в качестве посла бывшего офицера спецназа.

Потеряв Украину, Россия теперь хочет глубже интегрировать Белоруссию, ссылаясь на дремлющие соглашения 1990-х годов. Более того, Владимир Путин считает, что Белоруссия может помочь ему сохранить власть после того, как его нынешний и, как предполагается, последний президентский срок завершится в 2024 году. Полноценный союз Белоруссии и России, созданный с согласия Лукашенко или без него, может позволить Путину обойти ограничения по срокам полномочий в России и стать первым президентом нового образования — [Союзного государства] России и Белоруссии.

В декабре Владимир Путин дважды встречался с Лукашенко и направил в Беларусь своего премьер-министра Дмитрия Медведева. Говоря журналистам, что «Россия готова и дальше продвигаться по пути строительства Союзного государства», Дмитрий Медведев имел ввиду, что Россия может взять на себя работу белорусской таможни, центрального банка и судебной системы.

У России в колоде много карт на случай, если она захочет играть жестко. Она может сократить свое нефтяное субсидирование, которое обеспечивает почти четыре процента ВВП Белоруссии, косвенно связывая это с интеграцией. Белорусским государственным предприятиям, лишенным дешевых денег и обремененным плохими долгами, придется бороться за то, чтобы остаться на плаву.

Отгораживаясь от России Лукашенко обратился к Китаю, заманивая его инвесторов и кредиторов. Сейчас Минск может похвастать огромным китайским индустриальным парком. Тем не менее, открытое китайское присутствие может вызвать в русскоязычной Белоруссии недовольство. Россия также является для Белоруссии крупнейшим единым рынком. Блокирование экспорта, что Москва пыталась уже сделать десять лет назад, может вызвать недовольство в преддверии президентских выборов в Белоруссии в 2020 году.

Со своей стороны, Александр Лукашенко прозвучал вызывающе. Он исключил идею появления российской военной базы в Белоруссии и принял у себя американских генералов и дипломатов. 14 декабря он заявил российским журналистам: «Если вы хотите, как Жириновский предлагал, нас поделить на области и впихнуть в Россию, этого не будет». Он не может позволить себе формального раскола с Россией, но он рассчитывает, что руки Владимира Путина будут сдерживаться ростом усталости россиян от военных авантюр и популярностью среди них самого Лукашенко. «Я пошутил, что мы устали друг от друга», — сказал Лукашенко в Москве накануне Рождества. В том же шутливом духе он преподнес Владимиру Путину новогодний подарок: четыре мешка картошки и кусок сала. Владимир Путин ничем не ответил, но вряд ли он этим насытится.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.