Utrikesmagasinet (Швеция): «У нас нет пистолетов, зато есть сердца и мозги»

После нашумевшего панк-молебна в Храме Христа Спасителя в Москве в 2012 году критически настроенных к режиму активисток из группы Pussy Riot Марию Алехину и Надежду Толоконникову приговорили к двум годам заключения за «хулиганство на почве религиозной ненависти». Одетые в балаклавы и яркие лосины, они распевали насмешливые песни и доводили до бешенства Кремль. В книге «Дни восстания» (Riot Days) Мария Алехина рассказывает, что испытала за стенами тюрьмы, и об обществе, где не соблюдают права человека. Журналистка Виктория Махмудова встретилась с Алехиной во время ее визита в Швецию.

«Есть вещи, которые нельзя купить за деньги. Для всего остального есть Храм Христа Спасителя». Так пишет Мария Алехина в книге «Дни восстания», где показана коррумпированная система, в которой государство тесно связано с церковью и члены правительства могут купить себе вип-доступ к лону РПЦ. Эта биография, последовательно рассказывающая о подготовке к знаменитой акции в храме, о суде и о тюрьме, только что вышла в шведском переводе. Я встретилась с Марией Алехиной в Доме культуры в Стокгольме, и она мне рассказала, что из-за запрета на выезд ее вывезли из России тайно.

«Запрет на выезд у меня из-за последней акции, которую мы провели в апреле, запуская разноцветные бумажные самолетики перед зданием службы безопасности ФСБ», — говорит Мария Алехина, которая продолжает бороться за свободу слова, даже отсидев в тюрьме.

Бумажный самолетик — это логотип мессенджера «Телеграм». В тот день российские власти заблокировали его, потому что его создатель Павел Дуров отказался выдать ключи шифрования, которые дали бы российским спецслужбам доступ к частным перепискам пользователей приложения. В результате акции Алехину задержали в полицейском участке на 48 часов и приговорили к 100 часам общественно-полезных работ, на что, по ее словам, у нее просто-напросто не хватало времени. В результате ей запретили выезжать за пределы страны, к тому же сейчас Алехина находится под постоянным наблюдением.

Несмотря на продолжающиеся проблемы с правосудием и все новую информацию об устрашающей судьбе других политических активистов, Алехина и не думает бежать из страны. Ее друг и участник Pussy Riot Петр Верзилов, который вместе с тремя другими членами коллектива выбежал на поле во время финала Чемпионата мира по футболу, ранее этой осенью внезапно заболел и потерял способность видеть и говорить. Его отвезли в больницу в Берлине, где подтвердились подозрения о том, что это отравление. Алехина убеждена, что произошедшее связано с расследованием Верзилова, посвященного судьбе трех российских журналистов, застреленных в Центральноафриканской республике. Журналисты приехали в страну, чтобы сделать материал о частной российской военной компании «Вагнер», которую часто связывают с близким к президенту олигархом Евгением Пригожиным.

Она беззаботно шутит о «мужчинах, которые едят шаурму» и проводят дни напролет у ее дома.

«Я не хочу, чтобы все думали, что русские — только такие. Мы тоже русские. У нас, может, и нет пистолетов или танков, но зато есть сердца и мозги, и этого должно быть достаточно».

Алехина говорит, что чувствует ответственность и что невозможно молчать о несправедливостях, которые творятся в стране.

«Если выбираешь политическую апатию, если выбираешь ничего не делать — это тоже политическая позиция. Ты отдаешь свою свободу оппозиции, а я не хочу этого делать».

КонтекстThe Telegraph: Мария Алехина стала звездой книжного фестиваля в ЭдинбургеThe Telegraph UK21.08.2018Участница Pussy Riot перехитрила российские спецслужбыThe Times10.08.2018Участника Pussy Riot Петра Верзилова отравили?ИноТВИТ13.09.2018ЧМ-2018 и моральная ясность протеста Pussy RiotThe New Yorker16.07.2018Я не могу больше дружить с русскимиAftonbladet30.01.2018

В книге Алехина цитирует президента Владимира Путина, который однажды сказал, что не имеет отношения к приговорам Pussy Riot. Я спрашиваю ее, насколько она верит, что это правда. Само собой, он тут замешан, отвечает она не задумываясь.

«Люди попадают в тюрьму из-за постов в Фейсбуке, за перепосты твитов, за смешные мемы о политиках. Они называют это экстремизмом. Мы, возможно, были первым таким случаем, который показал миру, в каком направлении идет новая политика Путина. Я думаю, эти репрессии связаны со страхом, страхом потерять власть и деньги. В конечном итоге они просто хотят продолжать красть деньги».

«Власть мечтает восстановить Советский Союз, Путин открыто говорил, что его распад — величайшая ошибка нашей страны», — говорит она.

Мария Алехина попала в колонию на Урале, где на сотню заключенных приходилось два туалета, не было горячей воды, а щели в оконных рамах залепляли кусочками хлеба, чтобы было не так холодно. Работать приходилось по 12-14 часов в день шесть дней в неделю: они шили форму для полиции и армии за 2-3 доллара в месяц. В книге описываются тоталитарные методы, к которым прибегают в колонии, например, унизительные личные досмотры тела:

«За пределами тюрьмы это назвали бы гинекологическим осмотром. В январе я была вынуждена проходить по четыре таких осмотра в неделю без каких-либо медицинских инструментов или гинекологического кресла».

Сама Алехина протестовала против системы и ее негуманных методов, несколько раз устраивая голодовку. Это привело к тому, что ее перевели в одиночную камеру и запретили принимать посетителей и говорить по телефону.

Еще хуже обстоят дела в мужских колониях, где случаются и пытки. В 2015 году Дума приняла закон, который правозащитники называют «законом садистов». Согласно ему, тюремная охрана может применять электрошокер против заключенных, которые нарушают размытые правила тюрьмы.

Это на себе испытал, например, украинский режиссер Олег Сенцов, которого арестовали во время аннексии Крыма весной 2014 года. Сенцова, критиковавшего российскую оккупацию, приговорили к 20 годам тюрьмы за якобы совершенные им террористические действия и отвезли из его дома в крымском Симферополе на Крайний Север. В октябре он прекратил свою почти пятимесячную голодовку после угроз принудительного кормления. Случай Сенцова возмутил весь мир, Алехина и сама проводила кампанию, призывающую его освободить, но пока что Путин не подавал никаких признаков того, что собирается его помиловать.

«Сенцов голодал, чтобы показать, что он не единственный политический заключенный из Украины в России и чтобы мир не забывал этих людей», — говорит Мария Алехина и подчеркивает, что мировые политики должны обозначать свою позицию против Путина, чтобы что-то изменилось.

Выйдя из тюрьмы, Мария Алехина вместе с Надеждой Толоконниковой основала независимую медиаплатформу «Медиазона», которая следит за условиями содержания заключенных в тюрьмах, и организацию «Зона права», предоставляющую заключенным юридическую помощь. «Медиазона» сегодня — один из главных источников новостей о российской правовой системе.

«Сотрудники тюрем обычно наносят не так много вреда, если знают, что за ними наблюдают. По крайней мере, они не убивают людей».

«Нас многие поддерживали словесно и устраивая акции, пока мы были в тюрьме, поэтому мы тоже решили помогать тем, кто по-прежнему за решеткой», — продолжает она.

«Утрикесмагасинет»: Что читателям следует вынести из вашей книги?

«Восстание, — говорит Алехина с дерзкой улыбкой после долгой паузы. — Я буду рада, если люди, прочитав мой рассказ, прочитав, какой выбор я сделала, тоже решат защищать то, во что верят, очнутся и начнут что-то делать». 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.