The Washington Post (США): Трамп появляется как центральная фигура в расследовании Мюллера

В двух главных событиях этой недели президент Трамп фигурирует как человек, которого на жаргоне следователей по уголовным делам называют главным объектом интереса (major subject of interest), а в довершении всего он еще получил сомнительное кодовое судебное обозначение «Субъект 1» (Individual 1).

Новые свидетельства из двух независимых областей расследования Роберта Мюллера заставляют вновь усомниться в версии Трампа по поводу главных событий, связанных с Россией. Кроме того, они сигнализируют о возможных политических и юридических опасностях, с которым может столкнуться президент. Следователи сегодня делают Трампа центральной фигурой в своем расследовании, пытаясь ответить на вопрос о том, участвовали ли сотрудники предвыборного штаба Трампа в сговоре с российским правительством во время подготовки к выборам 2016 года.

В совокупности все опубликованные документы позволяют говорить о том, что у следователей имеются доказательства тесного контакта Трампа со своими помощниками в тот момент, когда они устанавливали связи как с русскими, так и с «Викиликс» (WikiLeaks), а также о том, что они пытались скрыть свои действия.

В четверг Майкл Коэн (Michael Cohen) многолетний персональный адвокат Трампа, был признан виновным в том, что он солгал во время слушаний в Конгрессе, когда настаивал на том, что у Трампа не было планов по строительству башни Трампа в Москве после января 2016 года, и его слова проливают новый свет на неоднократные заявления Трампа об отсутствии деловых интересов в России. Опубликованный во вторник проект документа специального прокурора также свидетельствует о том, что следователи тщательно изучают взаимодействие Трампа с его многолетним советником Роджером Стоуном (Roger Stone), который якобы пытался получить информацию о планах «Викиликс» опубликовать документы штаба Демократической партии, полученные в результате взлома электронной почты.

По мнению экспертов в области права, все еще не ясно, с какой опасностью может столкнуться президент в результате полученных Мюллером новых доказательств относительно московских проектов и о «Викиликс», однако весьма заметное присутствие Трампа в документах следователей определяют для него неудобную и центральную роль.

КонтекстPolitico: вызовет ли Мюллер на допрос президента США?Politico21.11.2018NYT: Манафорт лгал и нарушил сделку с правосудиемThe New York Times27.11.2018Independent: расследование Мюллера снова набирает оборотыThe Independent25.11.2018«Это очень серьезно. Никто не хочет оказаться в таком положении, никто не хочет, чтобы в таком положении оказались друзья или члены семьи, — сказал бывший федеральный прокурор Глен Копп (Glen Kopp). — И это явно не та ситуация, в которой вы хотели бы видеть своего президента».

Трамп, обозначенный как «Субъект 1» в обвинительном заключении по делу Коэна, судя по всему, получал информацию непосредственно от Коэна, когда тот обсуждал с Кремлем планы строительства башни Трампа в Москве, и так продолжалось до 14 июня 2016 года. Кроме того, президент упоминается также в проекте обвинительного заключения по делу его союзника Джерома Корси (Jerome Corsi), который, по имеющимся данным, сказал Стоуну о планах «Викиликс» по поводу публикации в октябре того года материалов из электронной почты Национального комитета Демократической партии. Он сказал об этом, поскольку знал, что Стоун «регулярно контактирует» с Трампом. Газета «Вашингтон пост» (Washington Post) сообщила на этой неделе о том, что Трамп говорил со Стоуном на следующий день после того, как получил сигнал тревоги от Корси.

В представленных проектах документов следователи пытались признать Корси виновным в том, что он солгал, когда говорил, что ему ничего не известно о планах «Викиликс» и что он никого не призывал других людей посетить основатель «Викиликс» Джулиана Ассанжа для получения порочащих демократов электронных сообщений.

Трамп в разное время представлял немного отличающиеся друг от друга отчеты о своих деловых связях с Москвой. В июле 2016 года он написал в Твиттере: «Для протокола — у меня ноль инвестиций в России». А спустя день он заявил: «У меня нет никаких дел с Россией».

В январе 2017 года в беседе с журналистом он сказал: «У меня нет никаких сделок, которые могут быть заключены в России, потому что мы предпочли держаться подальше».

Персональный адвокат Трампа Рудольф Джулиани (Rudolph W. Giuliani) в четверг заявил о том, что письменные ответы президента на вопросы Мюллера по поводу московского проекта, переданные как раз накануне Дня благодарения, совпадают с той картиной событий, которая была представлена Коэном. Они обсуждали этот проект, начиная с 2015 года, и продолжили это делать в 2016 году, однако это дело ничем не закончилось, сказал он.

«Президент помнит о том, что было сделано предложение о строительстве гостиницы, — сказал Джулиани. — Он обсудил этот вопрос и Коэном, о чем рассказал и он сам. Было направлено не имеющее обязательной силы письмо о намерении. Насколько он помнит, никакого продолжения не было. Так все и закончилось».

Алан Дершовиц (Alan Dershowitz), союзник Трампа и специалист по конституционному праву, сказал, что из признаний Коэна не вытекает, что Трамп не сказал публично всю правду относительно своей сделки с Москвой.

«Это наносит ущерб в политическом отношении, однако я не уверен, какой ущерб от этого может быть в юридическом плане, — сказал Дершовиц. — Все это вопросы сомнительного политического поведения. Это хорошее основание для того, чтобы люди не голосовали за Трампа. Но пока я не вижу в этом преступления».

Однако Тим О’Брайен, биограф Трампа и частый его критик, заявил, что последние события представляют собой значительный новый вызов для президента.

«Это часть фактов, относящихся к сути вопроса о том, был ли сговор между членами предвыборного штаба Трампа и Кремлем во время президентской кампании, — отметил О’Брайен. — На мой взгляд, ничего не прощающая и все перемалывающая американская судебная система, которую он пытается ослабить с момента прихода в Белый дом, постепенно его окружает. Я не думаю, что он понимает, чем это все для него закончится. Но он явно завяз в чем-то, к чему он плохо подготовлен — в юридическом и в личном плане».

Некоторые эксперты в области права считают, что Мюллер судя по всему, начал рисовать портрет кандидата, который чем-то был обязан Кремлю. Электронные послания, опубликованные в обвинительном заключении по делу Коэна, показывают, что Трамп пытался получить финансовые средства от российского правительства для реализации частного проекта, тогда как российский президент Владимир Путин предлагал говорить лестные вещи о Трампе.

«Это создает ситуацию, при которой Трамп чувствует себя обязанным чем-то отплатить президенту Путину, или России в целом, то есть не поставить на первое место лучшие варианты для Америки, — сказал Копп. — Тем самым создается потенциальная уязвимость для будущего лидера Америки».

Трамп в четверг рано утром в частном порядке с волнением следил за поступающими новостями по поводу обвинения Коэна, сообщил один из сотрудников аппарата Белого дома.

Сотрудник Министерства юстиции в среду вечером позвонил в секретариат аппарата советников Белого дома и сообщил о том, что Коэн будет признан виновным на следующий день, сославшись при этом на одного человека, знакомого с вынесенным судебным решением. Однако детали стали известны лишь в четверг утром незадолго по объявления о признании Коэна виновным.

По словам Джулиани, президент считает, что поступившие новости стали неуместным ударом от команды Мюллера как раз в тот момент, когда он собирался покинуть Белый дом и отправиться на саммит группы G-20 в Аргентину.

На публике Трамп держался вызывающее. Он сказал журналистам, что Коэн лжец и «слабый человек», способный пойти на все, чтобы избежать обвинений в мошенничестве, связанных с его бизнесом в области такси.

Перед тем как подняться на борт вертолета № 1 Корпуса Морской пехоты США, Трамп также нелестно отозвался об интеллектуальном уровне Коэна и назвал его «не очень умным».

«Его обвинили во многих вещах, не имеющих к нам отношения, — сказал Трамп. — Он слабый человек, а все, что он пытается сейчас сделать, это получить сокращенный срок. И поэтому он лжет по поводу того проекта, о котором всем было известно. То есть, мы ничего тут не скрывали».

Он поставил под сомнение изучение его московского проекта.

«Ничего бы не было плохого, если бы я, на самом деле, осуществил бы этот проект, — сказал Трамп. — Если я участвую в президентских выборах, это не означает, что мне запрещено заниматься бизнесом».

Трамп часто огорчается, когда видит по телевизору Коэна, говорят его помощники. Среди советников Белого дома Коэн считался экзистенциальной угрозой — в такой же степени — а, возможно, и в большей, — чем само расследование Мюллера из-за его выполнявшейся в течение долгого времени роли решалы. По словам высокопоставленного сотрудника администрации, члены юридической команды Трампа только в четверг узнали о том, что Коэн провел десятки часов в кабинете Мюллера.

Ранее в этом году Трамп пришел в ярость, когда узнал о том, что Коэн передал магнитофонные записи о нем, и тогда он спросил своих юристов и советников, можно ли было что-либо сделать для того, чтобы Коэн больше ничего не передавал.

Директор ФБР Роберт Мюллер, 2013 годЧлены юридической команды Трампа считают Коэна слабохарактерным человеком, слово которого ничего не стоит, как это было в тот момент, когда его в августе признали виновным по пяти уголовным обвинениям, в том числе по обвинению в передаче вознаграждения за обещание хранить молчание женщинам, с которыми Трамп якобы имел интимные отношения.

По мнению экспертов в области права, следователи вряд ли смогут составить обвинительное заключение — это проблема во всем деле — на основании слов одного человека. Формулировки следователей показывают, что они соответствующим образом подобрали показания Коэна и подкрепили их цитатами из последних электронных сообщений, а люди, знакомые с ходом расследования, говорят, что следователи получили подтверждающие показания от других свидетелей.

«Очевидно, что это значимое заявление. Оно означает, что слова президента о том, что у него во время проведения предвыборной кампании не было деловых интересов в России, не соответствуют действительности, — подчеркнул представляющий Калифорнию конгрессмен Адам Шифф (Adam B. Schiff), авторитетный демократ, имеющий шансы стать председателем Комитета Палаты представителей по разведке. Если президент и сотрудники его штаба не говорили правду тогда, когда они занимались этой сделкой, то что это значит теперь, и насколько мы можем доверять словам президента о любом связанном с Россией финансовом интересе?»

По мнению Джулиани, президент и сотрудники его компаний не пытались скрывать переговоры по поводу проекта строительства башни Трампа в Москве, и они добровольно передали некоторые документы, которые члены команды Мюллера использовали в хорде расследования дела Коэна по поводу его лживых показаний в Конгрессе. По мнению знакомого с ходом расследования человека, Коэн и компания Трампа не представили некоторые записи, на которых основывается в своем расследовании Мюллер. Другие свидетели предоставили копии этих документов.

В Белом доме два помощника сообщили, что в последние дни Трамп больше жалуется на прокуроров Мюллера. Кроме того, он внимательно следит за комментариями Корси и Стоуна. Трамп с похвалой отозвался о бывшем руководителе своей предвыборной кампании Поле Манафорте за то, что он ведет борьбу с командой Мюллера, члены которой на этой неделе обвинили его в нарушении заключенной ранее сделки а также в том, что он постоянно говорит неправду в рамках обещанного сотрудничества в расследовании российского дела. По словам обоих помощников, Коэн не находится в центре внимания Трампа.

Многие в Белом доме избегают говорить с президентом о расследовании Мюллера, опасаясь того, что их могут повесткой вызвать в суд в качестве свидетелей. По словам обоих помощников, остается неясным, почему в последнее время стал больше жаловаться на проводимое расследование. Во время компании накануне промежуточных выборов президент иногда говорил своим советникам о том, что люди забыли о расследовании Мюллера, и он положительно оценивал тот факт, что это дело перестало быть доминирующей темой в заголовках телевизионных новостей.

В подготовке этой статьи приняла участие Элис Крайтс (Alice Crites).

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.