The Wall Street Journal (США): информация о Фейсбуке

Через месяц Фейсбуку исполнится 15 лет. Когда я приступил к этому проекту, я не пытался создать глобальную компанию. Я понимал, что в интернете можно найти почти все — музыку, книги, информацию, кроме самого важного — людей. Поэтому я создал ресурс, которым люди могут пользоваться, чтобы общаться и лучше узнавать друг друга. В течением времени миллиарды людей сочли его полезным, и мы создали еще больше ресурсов, которые любят и ежедневно используют люди по всему миру.

В последнее время я слышал много вопросов о нашей бизнес-модели, поэтому я хочу разъяснить принципы нашей работы.

Я считаю, что у каждого человека должно быть право голоса и возможность связи. Если мы взяли на себя обязательство предоставлять услуги для всех, значит нам нужен ресурс, который доступен всем. Лучший способ осуществления этой задачи — предлагать бесплатные услуги, что и позволяет нам делать реклама.

Люди постоянно говорят нам, что, раз им показывают рекламу, пусть она будет релевантной. Это означает, что мы должны понимать их интересы. Поэтому отталкиваясь от страниц, которые нравятся людям, от того, на что они кликают мышью, и от других сигналов, мы создаем категории: например, люди, живущие в Испании, которым нравятся страницы о садоводстве; после этого мы предлагаем рекламодателям показывать свою рекламу этой категории. Хотя реклама, нацеленная на конкретные группы, существовала задолго до интернета, интернет-реклама позволяет осуществлять гораздо более точное таргетирование, а следовательно, и показывать более релевантный материал.

Интернет также позволяет добиться намного большей прозрачности и контроля за тем, какую рекламу вы видите, по сравнению с телевидением, радио или СМИ. В Фейсбуке вы контролируете, какую информацию мы используем, чтобы показывать вам рекламу, или же вы можете блокировать любого рекламодателя, чтобы вы были для него недоступны. Вы можете выяснить, почему вы видите какую-либо рекламу и изменить свои предпочтения, чтобы получать рекламу, которая была бы вам интересна. Вы также можете использовать наши инструменты прозрачности, чтобы увидеть рекламу, которую рекламодатель показывает любому другому человеку.

Однако некоторые люди озабочены сложностью этой модели. В рамках обычной транзакции вы платите компании за продукт или за услугу, которую она поставляет. Здесь же вы получаете предоставляемые вам услуги бесплатно, и мы работаем отдельно с рекламодателями, чтобы показывать вам релевантную рекламу. Эта модель может показаться неясной, а все мы не доверяем системам, которые недоступны для нашего понимания.Контекст«Фейсбук» плевал на своих пользователей: 5 выводов из расследования (The New York Times)The New York Times20.12.2018NYT: «Фейсбук» радостно мутит водуThe New York Times16.11.2018The Telegraph: яйцо — апогей Инстаграма?The Telegraph UK15.01.2019

Порой это означает, что люди полагают, что мы занимаемся тем, чего, на самом деле, мы не делаем. Например, мы не продаем данные людей, хотя часто сообщается, что мы этим занимаемся. На самом деле, продажа информации о людях рекламодателям противоречит нашим бизнес-интересам, потому что она бы снизила единственную ценность нашего ресурса для рекламодателей. У нас есть серьезный стимул защищать информацию людей от чужого доступа.

Некоторые люди беспокоятся, что реклама создает конфликт интересов между нами и людьми, пользующимися нашими услугами. Меня часто спрашивают, не хотим ли мы усилить вовлеченность людей в Фейсбук, потому что это создает больше реального объема рекламы, пусть она и не полностью отвечает интересам людей.

Мы очень заинтересованы в том, чтобы помогать людям больше общаться и делиться информацией, потому что цель нашего ресурса — помочь людям не терять связь со своей семьей, друзьями и сообществами. Но с точки зрения бизнеса очень важно, чтобы они провели время с толком, иначе они не будут использовать наши ресурсы часто и в течение продолжительного времени. Кликбейт и другой мусор могут быть двигателем вовлеченности в краткосрочной перспективе, но было бы глупо, если бы мы намеренно показывали подобную информацию, потому что это не то, что хотят видеть люди.

Другой вопрос состоит в том, оставлять ли нам вредоносную или вызывающую разногласия информацию из-за того, что она усиливает вовлеченность. Мы не делаем этого. Люди постоянно говорят нам, что не хотят видеть такой контент. Рекламодатели не хотят, чтобы с ней соседствовали их бренды. Единственная причина, по которой плохой контент сохраняется, состоит в том, что люди и системы искусственного интеллекта, которые мы используем для анализа, не совершенны; а не с тем, что мы заинтересованы в игнорировании такой информации. Наши системы все еще развиваются и оптимизируются.

Наконец, есть важный вопрос о том, стимулирует ли рекламная модель такие компании, как наша, использовать и хранить больше информации, чем требовалось бы в ином случае.

Мы, безусловно, собираем какую-то информацию для рекламы, но эта информация обычно важна для безопасности и управления нашими службами. Например, компании часто вносят код в свои приложения и сайты, так что когда человек просматривает товар, они впоследствии посылают напоминание о завершении покупки. Однако этот тип сигнала может играть также важную роль для выявления мошеннических или фейковых аккаунтов.

Мы даем людям полный контроль в вопросе о том, можем ли мы использовать эту информацию для рекламы, но мы не позволяем им проверять, как мы используем ее для безопасности или управления нашими услугами. А когда мы спросили у людей разрешения использовать эту информацию для улучшения демонстрируемой им рекламы в рамках соблюдения нами требований Общего регламента по защите данных Европейского союза, большинство согласилось, предпочитая получать более релевантную рекламу.

Наконец, я считаю, что самые главные принципы, связанные с информацией — это прозрачность, выбор и контроль. Мы должны ясно говорить о том, как мы используем информацию, а у людей должна быть возможность решать, как мы можем использовать их данные. Мы считаем, что регламент, законодательно закрепляющий эти принципы во всем интернете, был бы полезен всем.

Важно добиться своей цели, потому что в ней есть явные преимущества для этой бизнес-модели. Миллиарды людей получают бесплатную услугу, чтобы оставаться на связи с теми, кто им дорог, и иметь возможность самовыражения. А малый бизнес, создающий большинство рабочих мест и отвечающий за экономический рост по всему миру, получает доступ к инструментам, помогающим ему процветать. На Фейсбуке есть более 90 миллионов малых предприятий, и они составляют значительную часть нашего бизнеса. Большинство из них не могли бы позволить себе купить рекламу на телевидении или на билбордах, но теперь они получили доступ к инструментам, которыми раньше пользовались только большие компании. В опросе, проведенном по всему миру, половина предприятий, имеющих страницы на Фейсбуке, отметила, что с тех пор, как они присоединились к нам, они наняли больше людей. Они используют наш сервис, чтобы создавать миллионы рабочих мест.

Мы всегда считали, что технологии связаны с созданием возможностей для как можно большего количества людей. Если вы верите в мир, где каждый человек получает возможность использовать свой голос и равный шанс быть услышанным, где любой человек может начать бизнес с нуля, значит важно создавать технологии, полезные для всех. Такой мир мы создаем каждый день, и наша бизнес-модель делает это возможным.

Господин Цукерберг является основателем и генеральным директором компании «Фейсбук».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.