Страна (Украина): за окнами война и томос, а в наушниках русский рэп

На днях Петр Порошенко опубликовал свой ТОП-7 любимых украинских песен. Президент отметил хиты Jamala, ONUKA, ТНМК, «Антитіла», «Лінія Маннергейму», «Один в каное» и совершившей в этом году настоящий прорыв группы KAZKA.

«Радуюсь, когда вижу, как за последний год развилась украинская музыка — от фолка до танцевальной музыки и рока. Появилось много современных, ярких композиций как от давно известных коллективов, так и от новых талантливых исполнителей», — написал президент, снабдив свой пост на Фейсбуке хештегом #УкраїнськаЦеМодно.

И действительно — за прошедший год музыки на украинском языке стало больше. Во многом — благодаря квотам на ТВ и радио, введенным нынешней властью. И здорово, что президент Украины слушает украинскую музыку. Печально только то, что ее почти не слушают сами украинцы.

Посмотрим на ТОПы YouTube, iTunes и Shazam по Украине. Какую музыку чаще всего ищут и слушают украинцы в интернете — там, где нет никаких квот, «черных списков» и политических лозунгов?

Из президентского ТОП-7 c рейтингом украинских хитов в YouTube совпала только одна песня — «Плакала» группы KAZKA. А бóльшая половина треков тут, хоть и авторства украинских артистов, но — на русском языке.

Если же не ставить фильтр именно на украинскую музыку, а смотреть просто ТОП-100 популярных в Украине песен, украинских исполнителей можно пересчитать на пальцах одной руки. Большинство треков — русский рэп и попса, а также зарубежные поп-хиты.

Дальше — хуже. Из 50 ТОП-хитов в Shazam Украина — лишь три песни на украинском (включая ту же KAZKA, а также DZIDZIO и «Без обмежень»). Остальное — зарубежные треки и российская «попса».

А в ТОП 100 iTunes ситуация, в понимании лоббистов квот на украиноязычный контент, вообще катастрофическая. Помимо «Плакала» — ни одной украиноязычной песни! 80% треков — русский рэп.

И эта тенденция касается не только музыки.

Судя по рейтингу самых популярных запросов в Google, девиз президента «Геть від Москви» значительная часть украинцев вовсе не разделяет.

Украинцы весь 2018 год активно гуглили российские сериалы — «Мажор» и «Полицейский с Рублевки», — которые запрещены к показу на украинском ТВ. А самым популярным поисковым запросом в Google внезапно и непатриотично стал Чемпионат мира в России, который так громко бойкотировали украинские власти и радикально настроенная «патриотическая общественность».

Из ТОП-10 сериалов, которые чаще всего искали украинцы в Google 2018 году, семь — российские. Украинских только два — «Школа» и «Две матери». В категории «ТВ-шоу» на пятом месте внезапно оказалось российская передача «Замуж за Бузову» (хотя, отметим, что остальные самые популярные программы — украинского производства).

В рейтинге «Персоны» на втором месте — Егор Крид. Российский певец, которому запретили въезд в Украину.

Но интернет не запретишь.

Несмотря на все «черные списки», срывы концертов националистами и баны на въезд, украинцы, в том числе и молодежь, продолжают смотреть и слушать российских исполнителей. Они без проблем смотрят их выступления онлайн, если не могут попасть на концерт вживую. Для этого есть YouTube и тот же «ВКонтакте», запрет которого в Украине давно уже научились обходить. Кстати, через полтора года после бана российский ВК — второй по посещаемости сайт в Украине.

О чем говорят эти рейтинги? О том, что несмотря на пятилетнюю войну, идеологическую пропасть и политизацию всех сфер жизни, включая искусство, Украину и Россию все так же объединяет общее медиаполе. Где популярны одни и те же песни, развлекательные шоу и кумиры. И эта массовая поп-культура живет своей, отдельной от политической конъюнктуры, жизнью — здесь, в интернете. Главным пользователем которого является украинская молодежь. И если она выбирает российский контент, значит, на то есть причины.

И если желание слушать российскую музыку у старшего поколения можно объяснить привычкой, выработанной десятилетиями, то популярность русских исполнителей среди молодежи и подростков требует отдельного объяснения.

Почему популярен русский рэп

Сегодня в музыке — большой запрос на искренность. Важна не так сама песня, как трогательная, неподдельная история, стоящая за артистом. Выстреливает то, что живое, настоящее.

«Красивые дорогие клипы, снятые в Лос-Анжелесе, обвешанные золотыми украшениями певцы на дорогих тачках и в брендовой одежде — все это уже не работает, — говорит глава музыкального пиар-агентства «Много Воды» Саша Вареница. — Это признак времени, который, как мне кажется, происходит от социального неравенства в нашей стране. Шик и блеск никто не хочет наблюдать на фоне общей нищеты. Это, кстати, в том числе объясняет стремительный рост популярности рэп-исполнителей — потому что их песни понятные, простые, с улицы».

Сегодня, чтобы стать популярным, артист должен быть ближе к простому народу. А кто может быть современному подростку ближе, чем рэперы? Они не пытаются «причесать» тексты песен, не гнушатся нецензурщины и эксплуатируют темы сексуальности и социальной несправедливости. Их треки отражают то, как нынешняя молодежь говорит, о чем думает и чего хочет.

Вряд ли вы найдете школьника, который бы не слышал про Versus — баттлы. Даже всем известный интервьюер Юрий Дудь в свое время «выстрелил» во многом за счет того, что приглашал в свою программу популярных рэперов.

Их продвижению способствует та свобода, которую дает интернет — ни морализаторства, ни цензуры, ни понятий «формат/неформат», как на радио и телевидении. Здесь чем жестче, чем больше ругательств и сленга, чем больше «треша» — тем лучше. Закон популярности в интернете сегодня гласит: главное чтобы не было скучно.

Поэтому даже поп, который во все времена считался самым массовым жанром, сегодня отходит на второй план. Он просто не соответствует требованиям нынешней молодежи. Большинство артистов «старой эстрадной школы» воспринимаются подростками чуть ли не как пенсионеры, хотя им может быть всего-то по 30 лет. Эти самые «пенсионеры», наученные всем правилам сценического мастерства, сами не понимают, что происходит, и недоумевают, как миллионы просмотров в YouTube набирают песни, на 60% состоящие из нецензурной брани?

Самые смелые пробуют «молодиться» и выдают «стебный», «трешовый» контент в стиле «Цвет настроения синий» или «ibiza», как Киркоров и Басков, чтобы «хайпануть» и понравиться молодежи. Но в основном «старая гвардия» эстрады рэп как явление просто не приемлет.

«Нам, старшему поколению, не понять — что они в этом находят? А для подростков рэп — это даже не музыка, это субкультура. Тексты, фишки, сленги — то, что понятно только молодежи. У них там свой мир, отдельный от взрослых. Наверное, поэтому это так популярно», — размышляет в разговоре со «Страной» известный продюсер, создатель группы «ВИА Гра» Дмитрий Костюк.

«Это музыка для пенсичей»

Украинский хип-хоп пока существует лишь в зародыше. Сейчас только-только начинают появляться артисты в нише украиноязычного рэпа — как, например, Alina Pash и alyona alyona. Но их слава еще не стала настолько массовой, чтобы их треки молодежь напевала на школьных переменах и в клубах.

КонтекстБелым нельзя произносить слово «ниггер»The Conversation23.05.2018Американский рэп захватывает РоссиюThe Outline28.02.2018«Работать со своей головой»: Людмила Улицкая о смене эпох, рэп-баттлах, власти, культуре и друзьях в ЛитвеDelfi.lt03.12.2017«Оксфорд не дал мне ничего, кроме депрессии»The Times18.08.2017«Ключевое направление, которое сейчас слушает молодежь — это украинская поп-музыка. Не очень сейчас идут дела на рок-сцене. По крайней мере, не вижу ни качественного, ни количественного прироста новых групп. Зато все предпосылки есть к тому, что в Украине появится качественный хип-хоп. И именно украинский рэп станет основным лидирующим жанром в 2019 году», — прогнозирует Саша Вареница.

Но пока что первые строчки в ТОП-чартах и в наушниках подростков по-прежнему занимают узнаваемые российские рэперы.

«Действительно качественная в Украине пока только рок-музыка. «Антитіла», «Без обмежень», «Океан Ельзи», — говорит звукорежиссер и продюсер Владимир Бебешко. — Также хорошо звучит на украинском фольк, этно типа KAZKA. А вот эстрада, попса на украинском языке звучит неубедительно и проигрывает во всех отношениях русским песням. В этом вся и причина. Нет качественного рэпа, хип-хопа. Поэтому молодежь слушает русскоязычную музыку».

О дефиците качественной украинской молодежной музыки говорят и сами подростки.

— Почему я слушаю русскую музыку? Потому что ее делают качественно. В Украине, на мой вкус, пока делать крутую молодежную музыку не научились. Я имею в виду, именно танцевальную. Зайдите в клубы, послушайте — что там играет? В основном это русский хип-хоп, — объясняет «Стране» школьник Павел из Киева. — Не спорю, есть красивые украинские песни, но они не совсем молодежные. Это музыка для пенсичей. Разве что украиноязычная группа KAZKA выделяется. И то, если честно, их «Плакала» уже всех достала.

Подросток описывает так называемый «обратный эффект квот». Из-за них музыки на украинском языке хоть и становится больше, но больше — еще не значит лучше и популярнее. Поэтому если уже какая-то песня на украинском, что называется, «заходит», то ее начинают круглосуточно крутить все радиостанции и музыкальные каналы. И в итоге вместо восхищения и гордости за украинское, песня, звучащая из каждого утюга, в какой-то момент уже начинает раздражать.

«Навязывание квот провоцирует отторжение украинской музыки, — комментирует Владимир Бебешко. — Сейчас берут не качеством, а количеством. Но качественной музыки в достаточном количестве еще нет, ее просто не успели произвести. Некоторые песни, которые крутят по радио, звучат на уровне художественной самодеятельности. Среди них проскакивают, конечно, и хорошие композиции — как KAZKA c удачной песней «Плакала», но это исключение».

Современный продюсер — это алгоритм YouTube

Никто не объяснит музыкальные предпочтения молодежи лучше нее самой. Поэтому «Страна» вышла на улицы Киева и провела видео-опрос — какую музыку слушают молодые украинцы?

Большинство отвечает кратко: зарубежную. Тех, кто предпочитает украинских или российских артистов, оказалось примерно поровну. Но, что примечательно: среди подростков, то есть самой «молодой молодежи», которая и составляет ядро самых активных пользователей Сети, украинских исполнителей не слушает и не знает почти никто.

— В основном в школе все слушают русскую попсу и рэп, — признается «Стране» девятиклассница Яна. — Самые популярные сейчас — «Пошлая Молли», Фараон, Скрипнотит, Т-Fest, Макс Корж, ЛСП, Моргенштерн. А из украинских исполнителей… Если честно, слушать некого. Даже никого не назову сейчас. Ну, разве что «Океан Ельзы» — мы под их песни ставим номера на праздники в школе. Не поставишь же под XXXTentacion — учителя со стульев попадают. Все у нас знают группу KAZKA, хвалят ее, что выбилась в мировые ТОП-чарты. Но чтобы их песни были у нас в плейлисте — такого нет.

Из популярных украинских артистов молодежь традиционно может назвать всего пару-тройку мейнстримных имен, которые уже давно на слуху — тот же Макс Барских, MONATIK, «Время и Стекло». Которые, кстати, поют на русском. Из восходящих же украинских, и в частности украиноязычных звезд школьники почти никого, помимо KAZKA, не знают.

А виноваты в этом… законы SMM.

Дети объясняют: наши артисты мало вкладываются в раскрутку именно в Сети, а больше молодежи просто неоткуда про них узнать.

— Телевизор мы не смотрим, радио не слушаем, разве что иногда в машине, — рассуждает школьница Полина. — А в интернете наших, украинских исполнителей не видно и не слышно. Они не покупают себе рекламу в том же Инстаграме, чтобы можно было, листая «сторис», услышать их песни — а так сейчас делают многие российские исполнители. Так мы о них и узнаем. Вот я услышу, например, в рекомендованных видео на YouTube классный трек, понравилось — добавила себе в плейлист. И все. А никто специально париться и искать именно украинское не будет.

«Современный продюсер, который решает судьбы хит-парадов и звезд — это уже давно не реальный человек, а алгоритм, — подтверждает Саша Вареница. — Главный инструмент, который сейчас делает хиты — это YouTube. И тот артист, который вкладывает деньги не только в сам контент, но еще и в посев клипов на YouTube, и оказывается на вершине популярности».

Чтобы клип на YouTube набрал 1 миллион просмотров, на его «посев» (продвижение) нужно потратить около 70 тысяч гривен. А клипы украинских звезд, которые лидируют в ТОПах (те же «Время и Стекло») набирают сотни миллионов просмотров. «Можете сами посчитать порядок инвестиций, необходимых на то, чтобы песня «взлетела» в первые дни. А дальше уже алгоритм YouTube выводит ее в тренды и идет «органика», — объясняет Саша Вареница.

После эти инвестиции возвращаются артистам в виде первых мест в чартах, гастролей, корпоративов, предложений от спонсоров. Но это касается звезд первой величины украинской эстрады. Молодые и пока малоизвестные украинские артисты не могут себе позволить «покупать» виртуальную популярность в таких масштабах. Все, что им остается — рассчитывать на органический прирост фанов. Но, по словам Вареницы, без продвижения даже сверхгениальный клип имеет очень мало шансов «взлететь» и попасть в плейлисты подростков.

Российская эстрада на 90 процентов — это Украина

— А в чем разница — слушать украинскую или российскую музыку, если и те, и те поют на русском?

Так реагировали некоторые подростки на вопрос об их музыкальных предпочтениях. И действительно, большинство украинских артистов, занимающих топовые места в чартах, выпускают хиты на русском. Макс Барских, MONATIK, «Время и Стекло», MOZGI…

Объяснить этот выбор можно просто. Многие артисты — сами русскоговорящие украинцы, и на русском им петь просто органичнее. К тому же, русский язык — шестой по распространенности в мире, и второй по распространенности в Украине. С точки зрения потенциальной аудитории логично писать песни на русском языке.

Кроме того, пусть в этом никто и не хочет признаваться (а тем более — в комментарии для этой статьи), многие украинские артисты по-прежнему продолжают выступать в России. Кто-то в открытую гастролирует по городам РФ, а другие, хоть и не участвуют в музыкальных премиях и не дают больших концертов, «в тихую» работают на частных корпоративах и наращивают аудиторию в РФ онлайн.

Вся музыкальная тусовка прекрасно знает об этом. Кто куда ездит выступать — ни для кого не секрет. Но при этом почему-то одних «патриотическая общественность» за это клеймит предателями и врагами народа, а другим все сходит с рук. Макс Барских, Вера Брежнева, Alekseev, Верка Сердючка — далеко не полный список тех, кому «повезло». Их имена спокойно красуются на афишах и в Киеве, и в Москве. Ни срывов концертов националистами, ни бойкотов. Максимум — гадкие комментарии в соцсетях. Тогда как некоторые их коллеги по цеху — как Иван Дорн, Светлана Лобода, Ани Лорак, — вынуждены были из-за травли вообще прекратить давать концерты в Украине.

А совсем недавно разгорелся скандал вокруг группы KAZKA из-за участия в концерте с российскими звездами. Коллектив появился в анонсе «Песни года», запланированной на 2 марта в немецком Дюсельдорфе. В соцсетях мгновенно распространилась «зрада», а группа заявила, что ее участие в концерте — фейк, и ни на какую «Песню года» KAZKA не поедет.

При этом масса украинских артистов, повторимся, регулярно выступает на российской сцене, но «патриоты» будто-бы этого не замечают. А тут даже не выступление, лишь анонс — и уже скандал.

По какому принципу работает это избирательное музыкальное правосудие — неясно. Но то, что связи между украинским и российским шоу-бизнесом не разорваны — очевидный факт.

«Вообще российская эстрада на 90 процентов — это Украина. И до сих пор, кстати, миграция существует, — призналась в интервью «Стране» певица Лолита. — Все мои последние альбомы написаны людьми, которые родились в Украине, живут в Украине либо переехали сюда из Украины. Практически все [российские звезды сотрудничают с украинскими]. Телепродакшн, создание текстов, музыки. И все говорят: «Приехала Украина, все — мы спокойны». Когда в Россию приезжает какой-то украинский продакшн и делает проект, все говорят «Это вышка!».

Не только артисты, а и талантливые украинские продакшны продолжают создавать песни, клипы для российской эстрады. И никто этого не скрывает. «Все пишут титры в клипах, благодарности и никаких проблем», — говорит Лолита.

То, что в Украине пока не сложился свой пул кумиров молодежи — во многом как раз следствие миграции украинских профессионалов на российский рынок, которая укоренилась еще задолго до революции.

По словам продюсера Михаила Ясинского, наша страна долгие годы была и остаётся во многих смыслах провинцией. «Откуда здесь появиться медиа и концертным площадкам с многочисленной и воспитанной аудиторией, готовыми открывать новые имена? Откуда в провинции было зажечься таким звёздам, как Баста или Тимати, Федук или Матранг? Для этого все они ехали в столицу. И этой столицей для них был долгие годы, увы, не Киев. И даже несмотря на то, что среди представителей новой волны много украинцев, все они — продукт шоу-бизнеса, который принято называть российским. Хотя, по факту это не так. И пройдет ещё не так много времени, чтобы можно было говорить конкретно — вот вам российская поп-музыка, а вот украинская, независимо от языка исполнения. И это уже происходит и происходит стремительно быстро. Сегодня за предельно короткий срок в Украине появились свои яркие артисты. Уверен, что ещё через несколько лет интерес к ним будет соответствовать нашим ожиданиям. И не только в Украине, но и в России. Впрочем, как и всегда, только для успеха такому артисту не будет необходимо ехать в РФ», — полагает продюсер.
«Молодежи наплевать на политику»

Впрочем, главная причина популярности русской музыки среди украинской молодежи в другом.

Для современной молодежи вообще нет разницы, какую музыку слушать. Для нее важно — где слушать. А слушают они ее в YouTube и ВКонтакте. И в первую очередь слушают музыку на знакомом языке — русском. А русскоязычный интернет — это глобальный мир, в котором нет границ. И самую весомую долю там занимают именно российские исполнители. Более того, украинским группам, которые хотят раскрутится, также выгодно рассчитывать на глобальную русскоязычную аудиторию, а не замыкаться в чисто украинской теме.

Саша Вареница перед Новым Годом написал статью на эту тему для сайта «Слух». Вот ее основные тезисы:

1. Современная молодежь не выбирает украинскую, русскую или европейскую музыку. Молодежь выбирает свободный виртуальный мир, в котором действуют свои правила и законы. За пределами политизированной реальности вокруг нас давно существует автономное медиаполе, в котором российская и украинская молодежь имеет один YouTube или VK с общими героями, кумирами и популярными шоу. Пример: Украинская группа «Пошлая Молли». Их прорыв произошел внутри VK, о группе сразу узнали в Украине и в России.

2. Социально активной и часто агрессивной части украинского общества кажется, что наши артисты предают родину и уезжают в Россию. Сначала на весь Facebook кричат ​​и обвиняют, затем рассматривают и думают. Чтобы разобраться в ситуации, стоит поставить себя на место самих артистов. Квоты, Нацсовет, формат-неформат от наших слишком осторожных программных директоров (радиостанции, где как бы есть украинские квоты, заточены под вкус дальнобойщиков и бухгалтеров) — все это культурное менторство демотивирует молодых музыкантов. Они бегут и «ныряют в интернет», потому что хотят делать музыку здесь и сейчас, в соответствии с актуальными мировых трендов.

3. Там, в интернете, засучив рукава, ловят крупную рыбу исключительно российские СМИ. И дело не в политике. Просто они гораздо раньше нас освоили модель: пропустить интернет-героя через свои студии-эфиры и туда же, в YouTube, этот контент вернуть.

4. На российском ТВ, в YouTube-шоу или на модных сайтах появляются те, кому нечего терять здесь. Dakooka, та самая «Пошлая Молли», «Агон», Viu Viu, Kyivstoner, Constantine, Луна, Lil Morty, Макс Барских, Иван Дорн, «Счастливые Люди» и другие. Давайте уменьшим градус «зрады» и попробуем разобраться.
Почему это происходит? Допустим, у нас есть талантливый артист с перспективным релизом. На старте ему должны помочь профильные СМИ: музыка, культура, лайфстайл, мода. Если отличный новый клип попадает к опытному, грамотному пиарщика, то он получит около 30 публикаций в украинских онлайн-медиа, дает в совокупности около 20 000 просмотров на YouTube и около 20-30 комментариев там же. Таковы реалии. Что же остается? Конечно, интернет. Посев видео на YouTube, интеграция в YouTube-блоги, реклама в инстаграми, платные посты в VK-паблик, telegram-каналы, стикеры, свайпы, сториз. Неудивительно, что через полтора года после запрета VK в Украине сайт у нас второй по посещаемости. Такого мощного промо для артистов, как дают паблик «Другая Музыка», Indie Music, MDK, «Новые Альбомы», «Новый Рэп», «Родной Звук» не может дать ни одно актуальное медиа.

5. Война, политика, пропаганда, призывы активистов висят в воздухе на улицах городов «с обеих сторон», но не проникли в квартиры и дома, где каждый второй, укрывшись с ноутбуком под одеялом, забывает о гражданской позиции и хочет только одного — развлечься. Артисты, менеджеры, чувствительны к процессам в обществе, прекрасно понимают это. Они находят свою аудиторию там, в одиночестве. Проникают прямо в ленту человека в социальной сети. Молодежь, которая выросла в период войны, не хочет разбираться в том, кто прав, а кто нет. Ее позиция — отрицание. Они просто вместе не уважают всех старших, которые привели нас к такой жизни. Они просто кричат ​​нам: да пошли вы все на х..! И отправляются угорать под кого хотят и как хотят».

Опрошенные нами молодые украинцы также говорят, что вообще не разбираются, «чей» артист.

— Что такое украинская музыка и что такое российская? Штамп в паспорте артиста? Это не имеет значения. Никто не смотрит, украинский это артист, русский, японский, таджикский. Если музыка хорошая, ее будут слушать, — размышляет 17-летний Кирилл из Киева.

Для подростков нет понятия «украинская музыка» или «российская музыка». Есть просто то, что нравится, и что — нет.

«Молодежи пофиг, откуда артист — из Украины, из Монголии и т.д. Если это хит, если им нравится — они напевают «медуза, медуза», «между нами липнет пот.. а, тает лед», извините», — подтверждает Владимир Бебешко.

«Для молодой аудитории в сложившихся условиях, где в Украине ещё не проявили себя мощные продюсерские центры, нет никакой отдельной российской или украинской рэп-музыки, — анализирует продюсер Михаил Ясинский. — Мы должны помнить, что все основные исполнители, звезды этого жанра и компании, их представляющие (Black Star, Gazgolder и др.), имеющие огромную аудиторию, в том числе и украинскую, и промо-инструменты, возникли до событий 2014 года (Егор Крид на сцене уже 7 лет). А среди артистов, аранжировщиков, авторов много выходцев из Украины, для которых работа в России была едва ли не единственной возможностью заявить о себе».

«Мне нет разницы, на каком языке поет артист. Если песня «заходит», я ее слушаю. Если нет — нет. Я не стану слушать песню на украинском языке, только потому, что она на украинском и это типа «патриотично», — говорит ученик киевской гимназии Стас.

«Никто никого не осуждает за то, кого ты слушаешь. Нет такого, чтобы гнобили или обзывали за то, что ты якобы «пропагандируешь музыку страны-агрессора». Наоборот — ты крут, если знаешь самых топовых исполнителей — неважно, из какой они страны, из России или Украины. Мы вообще в школе политику не обсуждаем, нам на все это наплевать», — говорит девятиклассница Яна.

Вот и получается, что украинская молодежь танцует под российскую музыку, а россияне разучивают тексты украинских песен. За окнами — война, Томос и пропаганда. А в наушниках — музыка, которая отодвигает политику на второй план.

Современный подросток совершенно не задумывается о политкорректности своих музыкальных предпочтений. Он не заглядывает в «черные списки» СБУ, ему плевать на заявления политиков по обе стороны фронта. Он не хочет выяснять, кто прав и кто виноват в этой войне. Все, чего он хочет — это просто слушать песни, которые ему нравятся.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.