Саммит G20: битва Украины за новые санкции против России (112, Украина)

C 30 ноября по 1 декабря в аргентинской столице Буэнос-Айресе будет проходить саммит «Большой двадцатки». Лидеры двадцати наиболее экономически развитых стран мира соберутся обсудить насущные вопросы развития глобальной экономики и международной безопасности. Участников саммита волнует проблема торговой войны США и Китая, а также выход США из Парижского соглашения о защите климата. По этим вопросам Америка, Европа и Китай до сих пор не смогли прийти к консенсусу. Наиболее интригующим моментом саммита должна была стать встреча президента США Дональда Трампа и его российского коллеги Владимира Путина (Трамп заявил о своем отказе во встрече с Путиным в ходе саммита G20 — прим. ред.). В отношениях России и США накопилось достаточно противоречий с момента прошлогоднего саммита «Большой двадцатки».

Украинская дипломатия прилагает усилия для того, чтобы помимо указанных противоречий участники саммита «Большой двадцатки» уделили внимание недавней провокации России в Азовском море. Россияне атаковали 25 ноября украинский буксир «Яни Капу» и артиллерийские катера «Бердянск» и «Никополь» на пути из Одессы в Мариуполь. Российский сторожевой корабль «Дон» протаранил буксир, а катера были обстреляны. Российский спецназ взял в плен украинских моряков, из которых шестеро получили ранения. Сейчас они находятся в российском плену в Керчи. Киев заинтересован в том, чтобы участники саммита «Большой двадцатки» уделили внимание проблеме агрессии России на востоке Украины, ее провокациям в Азовском море, которые нарушают свободу международного судоходства, а США и Евросоюз не медлили с ужесточением давления на РФ. По мнению вице-спикера Верховной рады Ирины Геращенко, международная реакция на факт агрессии России против Украины чрезмерно вялая и необходимы новые санкции.

КонтекстFT: на саммите G20 у Путина будет пара свободных часовFinancial Times29.11.2018WP: дело Маккейна живоThe Washington Post29.11.2018Корреспондент: что Трамп выиграет от переноса встречи с ПутинымКорреспондент29.11.2018Трамп отказался от встречи с ПутинымИноСМИ29.11.2018

Украине нужны свежие аргументы, чтобы накануне саммита «Большой двадцатки» убедить Запад в необходимости более решительных и жестких мер для принуждения России к миру, а инцидент в Азовском море — это самая новая российская провокация, которая напоминает об аннексии Крыма и демонстрирует нарушение Россией свободы международного судоходства. Это далеко не первая провокация на море. С мая по сентябрь 2018 года ФСБ задержала в Азовском море около 100 судов, которые шли в Бердянск и Мариуполь. В прошлом году российские военные попытались захватить украинский спасательный катер в Черном море вблизи Крыма, обстреляли транспортный самолет Военно-морских сил Украины над газовым месторождением недалеко от Одессы и военный корабль водолазов «Почаев» из стрелкового оружия с буровой вышки «Таврида». Чтобы добавить остроты азовскому инциденту, президент Украины Петр Порошенко ввел военное положение в 10 областях Украины сроком на месяц (если абстрагироваться от внутриполитических причин).

Обычно военное положение вводят в случае непосредственной вооруженной агрессии на территории суверенного государства. Недавний инцидент в Азовском море — это локальная провокация России, целью которой было создать повод для того, чтобы не пропускать торговые суда в порты Бердянск и Мариуполь, нанести экономический ущерб восточным областям Украины, лишив их возможности получать прибыль от морской торговли. Данная провокация России может показаться незначительной по сравнению с военными действиями 2014 года, включая окружение украинских военных под Дебальцевым, Иловайском, Извариным, захват российско-террористическими войсками Новоазовска и Широкина.

Все же нашим дипломатам удалось добиться определенных успехов в Нью-Йорке, где 26 ноября по инициативе Украины состоялось экстренное заседание Совбеза ООН, посвященное инциденту в Азовском море. Постоянные члены, включая участников Большой двадцатки (США, Франция, Великобритания), заблокировали предложение России о проведении заседания о нарушении ее государственных границ, что говорит о том, что они продолжают считать Крым частью Украины и не признают потуги России присвоить себе полуостров. Постпред США в ООН Никки Хейли заявила, что создание препятствий для Украины при переходе через Керченский пролив является нарушением международного права и с этим никто не будет мириться. Она подчеркнула, что США сохранят санкции против России, которые касаются Крыма, а дальнейшие провокации только усугубят положение дел. Франция, Великобритания, а также непостоянные члены Совбеза ООН в лице Нидерландов, Польши, Швеции призвали Россию освободить захваченные украинские корабли. Министр иностранных дел Павел Климкин заблаговременно предупредил генсека ООН Антониу Гуттериша о праве Украины на самооборону в случае агрессии.

Чиновники из отдельных стран Большой двадцатки осудили действия России в Азовском море. Госсекретарь США Майк Помпео обвинил Россию в эскалации и нарушении международного права, осудил ее агрессивные действия, призвал вернуть Украине захваченные корабли и членов экипажа, уважать суверенитет и территориальную целостность нашей страны. По мнению министра иностранных дел Великобритании Джереми Ханта, своей провокацией в Азовском море Россия выразила презрение к международно-правовым нормам и суверенитету Украины. Канцлер Германии Ангела Меркель выразила озабоченность касательно применения силы Россией и пообещала посодействовать деэскалации. В МИД Франции заявили, что в Азовском море у России не было никаких оснований применять военную силу. Президент Европейского совета Дональд Туск, который также будет участвовать в саммите G20, выразил поддержку Украине.

Захват Россией украинских катеров и буксира в Азовском море может повлиять на характер переговоров Трампа и Путина на полях саммита G20 не в пользу Кремля. По информации пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова, сейчас идет подготовка встречи двух лидеров. Если говорить о мнении американского президента, то он, как обычно, воздержался от критики России, но подчеркнул, что ничего хорошего в случившемся нет, а о позиции США всем известно, видимо, имея в виду риторику Никки Хейли в ООН. Украина заинтересована в том, чтобы азовский инцидент подлил масла в огонь существующих американо-российских противоречий. Недаром Порошенко позвонил Помпео после того, как принял решение ввести военное положение.

После июльского саммита США и РФ в Хельсинки, на котором Трамп демонстрировал дружелюбие по отношению к хозяину Кремля, республиканцы ужесточили позицию по отношению к России. В августе Штаты ввели санкции против России согласно «Акту о ликвидации химического и биологического оружия» 1991 года в ответ на химическую атаку в британском городе Солсбери в марте 2018 года. Американским компаниям запретили получать лицензии на экспорт высокотехнологичной продукции в РФ, которая может использоваться в оборонно-промышленном комплексе. Затем в октябре Трамп объявил о выходе США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года в ответ на использование в Вооруженных силах РФ мобильных ракетных комплексов РС-24 «Ярс», сухопутной версии ракетного комплекса «Калибр» и оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер», которые по своим параметрам выходят за рамки ограничений.

Российские власти до сих пор не допустили наблюдателей из Организации по запрету химического оружия на свою территорию, чтобы доказать отсутствие производства ингибитора «Новичок», которым отравили Сергея и Юлию Скрипалей в Солсбери. Москва не идет на попятную по украинскому вопросу. На Донбассе продолжаются обстрелы позиций украинских военных, российские войска и техника по-прежнему находятся на оккупированных территориях, никто не собирается возвращать Украине аннексированный Крым. Недавний инцидент в Азовском море лишний раз подтверждает, что в Кремле плевать хотели на дипломатические усилия Америки и Европы по урегулированию вооруженного конфликта на востоке Украины, считают постсоветское пространство своей вотчиной и будут действовать так, как посчитают нужным, игнорируя нормы международного права.

Примирительная риторика и убеждение Путина пойти на попятную по проблемным вопросам заведомо обречены на провал, как показывает практика прошлогоднего саммита G20 в Гамбурге и саммита в Хельсинки. Демократическая партия, которая после недавних промежуточных выборов получила большинство мест в Палате представителей Конгресса США, ожидает от Трампа более конструктивной и жесткой позиции по отношению к РФ, в отличие от его риторики на саммите в Хельсинки, когда американский президент утверждал, что действия России не повлияли на результаты президентских выборов 2016 г. В противном случае Трампу не избежать новых потоков критики и обвинений в том, что он якобы является агентом влияния Кремля.

Любой проблемный вопрос в отношениях США, России и Украины, начиная от химической атаки в Солсбери, заканчивая недавним инцидентом в Азовском море, создает подспорье для ввода новых антироссийских санкций. По итогам переговоров Трампа и Путина, американские законодатели будут делать выводы, какую позицию занимать по поводу антироссийских санкций в 2019 г. и в каком масштабе ужесточать давление на Россию. Определенные наработки в Конгрессе США уже есть. В августе сенаторы Линдси Грэм и Роб Менендез разработали законопроект о новых санкциях против России, включая запрет на приобретение российской нефти, урана, передачу американских технологий, сделки на рынке суверенного долга РФ.

В США нет единого мнения на счет целесообразности введения нового пакета санкций против РФ. Компании «Эксон мобил», «Шеврон», «Халибартон», которые работают в нефтегазовом секторе России, имеют там свои предприятия по добыче нефти и сервисному обслуживанию российских контрагентов, выступают против распространения санкций на нефтяной сектор РФ. Перспектива санкций в отношении суверенного долга РФ вызывает опасения у инвестиционных компаний, которые работают с российскими ценными бумагами. В то же время новые санкции выгодны американским поставщикам урана Ур-энерджи и Энерджи фьюэлс, которые сами просили ограничить импорт данного сырья из России ради поддержания национальной отрасли. Российский уран обеспечивает 40% потребностей в топливе американских атомных электростанций. Санкции в отношении компаний, участвующих в проектах российских газопроводов «Северный поток — 2», «Турецкий поток», выгодны американским поставщикам природного газа, которые заинтересованы увеличить объемы экспорта в Европу.

При всех неоднозначных последствиях санкций для американского бизнеса пока что поведение России не оставляет администрации Трампа другого выбора, кроме как применить их в недалеком будущем. Россия отказывается признавать свою ответственность за инцидент в Азовском море, обвиняет Украину в нарушении несуществующих границ, утверждает, что переход катеров и буксира из Одессы в Мариуполь — это якобы была провокация для того, чтобы требовать ужесточения санкций. После того как Порошенко ввел военное положение, Путин позвонил Меркель и попросил повлиять на то, чтобы украинские власти отказались от этого решения. Видимо, на саммите Большой двадцатки хозяин Кремля будет выставлять Россию в качестве жертвы «провокаций» Украины и продолжать отрицать ответственность за нарушение договоренностей о ракетах, за применение химического оружия в Солсбери и настаивать на том, что Кремль не вмешивался в американские выборы. В этом случае американцам не остается ничего, кроме как использовать угрозу ужесточения антироссийских санкций, чтобы добиться от России более сговорчивой позиции по проблемным вопросам, что маловероятно.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.