Работать меньше: цивилизованный мир — за, украинская экономика — против (УНIАН, Украина)

Сокращение рабочей недели до четырехдневки на глобальном уровне будет способствовать продуктивности труда, его креативности, лояльности сотрудников и в результате — прогрессу мировой экономики в целом. Таковы выводы по итогам дискуссии на одной из основных площадок недавно прошедшего Всемирного экономического форума в Давосе.

Мастер-класс провели американский ученый-психолог, профессор Уортонской школы бизнеса Пенсильванского университета Адам Грант и нидерландский историк, экономист и исследователь Рутгер Брегман. Их выступления сводились к следующему: проведенные в мире эксперименты продемонстрировали, что снижение продолжительности рабочего времени дает возможность людям эффективнее сосредоточить внимание, их выработка не становится меньшей, напротив — качество и эффективность возрастают. Именно поэтому переход к четырехдневной рабочей неделе должен быть повсеместным. Работать меньше — не ноу-хау в современном мире. Об этом активно заговорили в начале прошлого столетия.

«Предприниматели-капиталисты еще в 20-е и 30-е годы обнаружили положительное влияние сокращенной рабочей недели на производительность. Например, Генри Форд увидел, что после перехода от 60-часовой к 40-часовой рабочей неделе его рабочие стали производительнее, поскольку меньше уставали», — отметил в своем докладе Брегман.

Все свои выводы давосские спикеры аргументировали результатами научных исследований, которые активно проводятся в настоящее время. Меньше работать — прогрессивный принцип В 2014 году, опираясь на доводы современной науки, Международная организация труда, созданная в рамках ООН, официально заявила, что четырехдневная рабочая неделя — лучше, чем пятидневная.

«Есть веские аргументы в пользу сокращения рабочей недели. Во-первых, это позволит поправить здоровье населения, поскольку многие заболевания в современном мире вызваны переработками, постоянным пребыванием в офисе и стрессом. Во-вторых, короткая неделя позволит создать больше рабочих мест. В-третьих, различные исследования показывают, что люди более продуктивны, когда работают меньше. Те, кто проводит в офисе долгие часы, нередко лишь имитируют бурную деятельность», — говорилось в заявлении ООН. Еще один из аргументов Организации — люди, которые посвящают работе четыре дня в неделю, чаще чувствуют себя счастливыми и удовлетворенными жизнью. Отказ от одного рабочего дня также положительно скажется на окружающей среде — хотя бы потому, что поездок на работу и с работы станет меньше на несколько миллиардов в неделю. Эксперты ООН считают, что переработка — зачастую пустая трата времени.

КонтекстСтрана.ua: пишут ли украинцы расписки на сексСтрана.ua29.01.2019Главред: украинцы, отбросьте иллюзииГлавред24.01.2019Spektr: почему украинцы опасаются венгерского вмешательстваСпектр20.01.2019Бурштинок, укрньяк или дубняр: коньяк на Украине назовут по-новому (Телеканал новин 24)24 Телеканал Новин20.01.2019«Учеными было доказано, что более короткая рабочая неделя повышает мотивацию работников, сокращает количество прогулов, избавляет специалистов от профессиональных ошибок и несчастных случаев на производстве, а также препятствует текучести кадров», — отметил эксперт МОТ Джон Мессенджер, добавив, что «работать слишком много вредно для здоровья». По его мнению, возросшая в последнее время статистика по сердечно-сосудистым заболеваниям, расстройствам желудочно-кишечного тракта, репродуктивным и другим проблемам, а также высокая смертность — это все последствия переутомления на службе. «Переход на четырехдневку во многом поможет решить эти серьезные проблемы со здоровьем и сократить расходы на выплату больничных», — уверен Мессенджер.

Эти громкие заявления со стороны представителей ООН тогда поддержали один из основателей компании Google Ларри Пейдж и мексиканский миллиардер Карлос Слим. Они согласились: сокращение рабочего времени — выход из создавшейся ситуации. И это не столько имеет отношение к декларации борьбы за достойные условия труда, за увеличение свободного времени на самообразование, заботу о здоровье, семье и так далее. Все заключается в том, что роботизация, прогресс искусственного интеллекта и новейших технологий провоцируют рост безработицы, а это — депрессия общества, то есть, хроническое заболевание под названием «невостребованность», что цивилизованный мир ведет в пропасть. Поэтому сделать людей счастливее, менее занятыми на производстве и более поглощенными социальными аспектами жизни и является главной задачей на сегодня. В ответ на предоставленное счастье люди будут более продуктивно работать, тем самым способствовать росту мировой экономики. И мир давно продуцирует эти принципы. Меньше всего работают в Нидерландах — в среднем 27 часов в неделю. Предприятия этой страны в последнее время все чаще переходят на четырехдневку, а средний рабочий день длится 7,5 часа.

«Не любят» работать в Дании — всего 37,5 часа в неделю. Но при этом зарабатывают датчане до 40 евро в час — самый высокий показатель в ЕС. Франция и Ирландия урезали рабочее время до 35 часов в неделю. Причем во Франции пятницу, которая официально считается рабочей, многие компании сократили: практически после обеда в офисах сотрудников не найти. Рабочая неделя в Германии в среднем длится до 38 часов. Хотя многие фирмы сделали графики работы плавающими. Также поступают работодатели Испании и Италии, а также США. Самые большие трудоголики в Европе — британцы, они трудятся до 40 часов в неделю. Но в прошлом году Федерация британских профсоюзов официально заявила — страна должна перейти в ближайшее время на четырехдневную рабочую неделю, что «уменьшит стресс от жонглирования работой и семейной жизнью и может улучшить гендерное равенство». Сейчас этот вопрос активно обсуждается в парламенте.

Есть и «трудовые изгои» в Европе. Более 40 часов трудятся греки и португальцы. Хотя, по мнению западных экспертов, далеко не все время они занимаются своими рабочими обязанностями, больше имитируя занятость. Несколько иначе обстоят дела в Азии. Там рабочий день самый длинный на планете. Китайцы трудятся 60 часов в неделю — 6 дней по 10 часов. На обед отводится 20 минут, на отпуск — 10 дней в год. В Таиланде и Индии тоже шестидневка, работают по 48 часов в неделю. Исключение только госслужащие — у них 40-часовая рабочая неделя. В Японии работают по 8 часов в день. Но в последнее время правительство страны Восходящего солнца стало поощрять компании, которые освобождают для сотрудников утро понедельника. И последний новационный пример — весной прошлого года крупнейшая в Новой Зеландии страховая компания Perpetual Guardian провела эксперимент — перевела своих сотрудников на 32-часову рабочую неделю. Спустя полгода руководство заявило, что результаты нововведения — ошеломляющие и этот рабочий режим будет введен на постоянной основе. Параллельно велись исследования группой экономистов Оксфордского университета. Они наблюдали за изменением параметров продолжительности рабочей недели, настроением и продуктивности труда 5 тысяч работников 20 call-центров. Их выводы — сокращение рабочей недели с пяти до четырех дней при прежней продолжительности рабочего дня и оплате увеличивает удовлетворенность сотрудников, благодаря чему продуктивность растет.

«Я бы сказал, что четырехдневная рабочая неделя — это то, что нужно для установления правильного баланса между работой и жизнью, а также для раскрытия потенциала счастья с точки зрения повышения производительности. Такое повышение компенсирует уменьшение рабочего времени на один день», — прокомментировал исследования профессор университета Де Неве. Доводы — убедительные. Естественно, с ними согласится любой украинец, который, согласно законодательству, трудится по 40 часов в неделю. Но возможно ли в нашей стране сокращение рабочего времени? Четырехдневка — привилегия обеспеченных Президент инвестиционный группы «Универ» Тарас Козак считает, что для Украины сокращение трудовой недели на сегодня неактуально. И этому есть ряд причин. «Действительно, в мире сейчас существует тенденция к сокращению рабочего времени. И есть несколько подходов к этому аспекту.

Первый — физиологический, научный, ментальный подход. Он исходит из того, что в современном мире в виду цифровой экономики, искусственного интеллекта, новейших технологий человек все больше работает головой, а это требует значительного отдыха для получения качественного результата. Второй подход — социальный. Ряд развитых, передовых стран заговорили о базовом доходе, когда гражданин может меньше работать, или не работать в виду обстоятельств, но при этом государство все равно должно платить ему безусловный базовый доход для обеспечения качественной жизни. А когда человек уверен в своем будущем, то и работать он будет лучше, более эффективно. То есть, подход заключается в том, что человек, даже меньше работающий, должен быть обеспечен. Но при этом есть особенная, украинская тенденция. С роботизацией и продуктивностью у нас очень плохо. Пока украинец производит товаров и услуг мало, производительность на душу населения составляет порядка 3 тысяч долларов. В европейских странах — 40-50 тысяч евро, а в Люксембурге — более 100 тысяч евро. То есть, коэффициент полезного действия у украинцев очень низкий. Что касается базового дохода, то его мы обеспечить не можем, бюджет это сделать не позволяет. Даже те слои населения, которые нуждаются в нем, — пенсионеры, инвалиды — не обеспечены достойными условиями для проживания. Поэтому считаю, что на сегодня для Украины сокращение рабочей недели — не актуально», — сказал эксперт. По его мнению, ближайшие 15-20 лет в абсолютной массе украинцев «трудовые» новшества не коснутся. Хотя в некоторых креативных сферах, как дизайнерство, ИТ-отрасль, в ближайшие годы могут перейти на 4-дневку. Это касается и часового сокращения рабочего времени.

«В целом, о сокращении рабочей недели говорят только те страны, где на душу населения в десятки раз больше, чем в Украине. Мы очень бедная страна, и нам нужно гораздо больше работать, дабы выйти на уровень хотя бы Восточной Европы. А когда доходы высоки, как в странах Западной Европы, тогда и встает вопрос высокого качества жизни. У нас ситуация иная. Пока мы не можем обеспечить базовые потребности граждан, говорить о том, что можно меньше работать, нельзя», — резюмировал эксперт. Его мнение разделяет директор по развитию АТ «Украинская биржа» Алексей Сухоруков: «Украине сейчас не самое время расслабляться. Экономика слишком слабая и отсталая. Надо хотя бы начать строить капитализм, существенно повысить производительность труда и выйти на какой-то серьезный уровень конкурентоспособности, чтобы можно было равняться на развитые страны и обсуждать их методы дальнейшего улучшения жизни и повышения эффективности». Замглавы Стратегической группы советников при кабмине Павел Кухта также считает, что говорить в Украине о сокращении рабочего времени не к месту. Эта тема обсуждается исключительно в развитых странах и касается, в первую очередь, интеллектуальных профессий, высокопроизводительных, сфер, где добавленная стоимость от производительности одного человека огромная и результаты труда не зависят от того, сколько человек работает.

«В Украине этот вопрос актуален для таких отраслей, как ИТ, или в сфере науки, в консалтинговых и финансовых компаниях, где переходят на «удаленку» и отказываются от стандартных офисов, там, где очень большая производительность, где компании для привлечения лучших специалистов выбирают короткий график роботы или плавающий, создают для них особые, уникальные условия. Но это касается, к сожалению, малой части занятости в экономике Украины. У нас рабочая сила сосредоточена не в тех секторах, что в Западной Европе. Она занята гораздо менее производительными работами. Наша промышленность, сфера услуг, аграрный сектор абсолютно неэффективны. Уровень производительности одного рабочего в десятки раз ниже, чем, к примеру, в Швеции. Даже ИТ-сектора это касается, хотя именно он поднимает нас вверх. Если у нас большая часть заводов остается по развитию на советском уровне, то о какой производительности может идти речь? К примеру, металлургический завод, который работает более полвека без модернизации. Изменить ситуацию может только приход на это производство именно западного инвестора, который все поменяет. Без реструктуризации украинской экономики, без прихода компаний, у которых есть в багаже новейшие технологии и управленческие современные практики о тенденциях развитых стран говорить нет оснований. Пока у нас фактически полусоветская экономика, в которой креативность не наблюдается. А без этого, к сожалению, новые тенденции трудовой занятости проходят мимо украинцев. Поэтому одной из целей экономической политики нашей страны должно быть как можно скорейшее расширение высокоэффективных секторов экономики, в которых человек много производит и, соответственно, много зарабатывает. Следующим шагом и станут новые рабочие часы», — подытожил эксперт.

Таким образом, сокращение рабочего времени украинцам стоит ожидать только после модернизации нашей экономики, перехода из статуса поставщика сырья в статус экспортера продукции с высокой добавленной стоимостью. А когда это произойдет, с учетом темпов наших реформ, которые постоянно критикуют западные партнеры, остается неясным. А посему — трудиться нам и еще раз трудиться. Четырехдневка, как выяснилось, хороший метод стимулирования населения для стран, которые преодолели бедность. Мы от этого слишком далеки.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.