Project Syndicate (США): план урегулирования американо-китайского конфликта

Нью-Хейвен — На фоне взаимных обвинений США и Китая накануне ожидаемой с большим нетерпением встречи 1 декабря президента Дональда Трампа с председателем Си Цзиньпином (она состоится во время предстоящего заседания «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе) задача урегулирования данного конфликта становится совершенно безотлагательной. Любая из альтернатив создаёт огромные риски для обеих стран — непрерывная эскалация торговой войны, холодная война или даже «горячая» война. Всех этих рисков можно избежать, но лишь при условии, что оба лидера будут готовы к принципиальным компромиссам.

Нет никаких сомнений в том, что причины этого серьёзного конфликта накапливались уже давно. Вопреки американской версии событий, проблема совсем не в избыточном размере дефицита Америки в двусторонней торговле этих стран, экономически являющихся крупнейшими в мире. Этот дефицит является, прежде всего, результатом макроэкономических дисбалансов в обеих странах: Китай сберегает слишком много, а США — слишком мало. Такая разница в размерах сбережений приводит к дисбалансу в многосторонней торговле, и её нельзя устранить с помощью двусторонних мер.

КонтекстBI: Китай сравняется в военной силе с США к 2035 годуBusiness Insider20.11.2018WP: Китай и Россия займут место СШАThe Washington Post13.11.2018NZZ: Россия и Китай столкнули США с военного пьедесталаNeue Zürcher Zeitung02.11.2018China.com: Чтобы победить США, нужно перестать бояться СШАChina.com15.10.2018По итогам 2017 года у США возник дефицит в торговле товарами со 102 странами мира, а у Китая в 2016 году был профицит в торговле со 169 странами. Если страна с хроническим дефицитом или профицитом выравнивает торговый баланс лишь с одним партнёров, тогда её многосторонние дисбалансы просто перекладываются на других торговых партнёров. Для США это означает повышение стоимости импорта, что фактически эквивалентно повышению налога на потребителей. А для Китая это означает необходимость увеличения экспорта на другие рынки.

Из-за концентрации внимания на игре во взаимные обвинения по поводу дисбалансов в двусторонней торговле игнорируется тот факт, что речь идёт о классических проблемах созависимости. Китай уже давно зависит от США, ставших крупнейшим источником внешнего спроса на продукцию его экспортно-ориентированной экономики. Но при этом США нуждаются в дешёвом импорте из Китая, с тем чтобы американские потребители с недостаточными доходами могли сводить концы с концами. Кроме того, США тоже зависимы от Китая, ставшего крупнейшим иностранным покупателем американских казначейских облигаций и помогающего закрывать хронический дефицит американского бюджета. Китай также является третьим по размерам и наиболее быстро растущим экспортным рынком для Америки, поэтому он превратился в очень важный источник спроса для американских компаний.

Учитывать эту созависимость в отношениях важно, потому что она подчёркивает необходимость в совместном урегулировании и в компромиссах. Как и в межличностных отношениях, экономическая созависимость может быть дестабилизирующей, а в конечном итоге разрушительной. Когда один партнёр меняет курс, другой, чувствуя пренебрежительное отношение к себе, начинает атаковать в ответ.

В нашем случае агентом перемен стал Китай. Он меняет модель своего экономического роста, переходя от промышленного производства к услугам, от экспорта к внутреннему потреблению и от импорта технологий к самостоятельным инновациям. Кроме того, Китай постепенно переходит от накопления сбережений к их расходованию, тем самым, оставляя меньше средств для кредитования своего партнёра с хроническим дефицитом — США.

Ощущая неуверенность, США видят в действиях партнёра, меняющего правила взаимоотношений, угрозу. Трамп реагирует на эти угрозы намного агрессивней, чем его предшественники, но ни у кого нет сомнений в том, что обе американские партии сейчас объединились против Китая.

По данным опроса, проведённого Axios в сентябре 2018 года, более 80% республиканцев (а эта партия длительное время была самым активным защитником свободной торговли) полагают, что повышение пошлин принесёт США пользу. Ведущие республиканцы, например вице-президент Майк Пенс и бывший министр финансов Генри Полсон, предупреждают о возможном начале новой холодной войны с Китаем, а ведущие демократы приходят к выводу, что Китай отказался вести себя как ответственный глобальный игрок.

В условиях постоянной эскалации угроз и контругроз невозможно переоценить необходимость в компромиссе. Предстоящая встреча Трампа и Си Цзиньпина открывает возможность изменить подходы к этому конфликту, представив его как стратегический вызов двум странам с крупнейшей в мире экономикой. При этом следует учитывать четыре возможных аспекта.

Доступ к рынку

После десяти лет мучительных переговоров настало время для прорыва в работе над двусторонним инвестиционным соглашением между США и Китаем (сокращённо BIT). Обеим сторонам придётся пойти на уступки. Соглашение BIT отменит ограничения размера доли собственности для транснациональных корпораций, осуществляющих прямые иностранные инвестиции в обеих странах. Тем самым, будет ликвидирована вызывающая недовольство система совместных предприятий в Китае, которая, согласно утверждениям США (на мой взгляд, некорректным), превратилась в механизм для принуждения к трансферу технологий. Кроме того, соглашение BIT даст возможность китайцам увеличить долю собственности в активах на территории США, что будет противоречить антикитайской направленности нового законодательства, расширяющего надзорные полномочия Комитета по иностранным инвестициям в США.

Сбережения

Обе страны должны обязаться провести ответственную макроэкономическую коррекцию. США нужно больше сберегать, свернув с безответственной траектории разорения бюджета, движение по которой в прошлом году, наоборот, ускорилось из-за снижения налогов, проведённого не вовремя и в излишних размерах. Восстановление уровня сбережений, а не пошлин — вот самая эффективная стратегия снижения дефицита в торговле с Китаем или с любыми другими торговыми партнёрами. В то же время Китаю необходимо сберегать меньше, заставляя работать свои огромные накопления для финансирования системы социальной защиты в стране; это крайне важно для ребалансировки экономики, которая переориентируется на внутренних потребителей.

Кибер-безопасность

В информационный век цифровая сфера превращается в поле битвы, но заключённого в сентябре 2015 года соглашения между президентом Бараком Обамой и Си Цзиньпином явно не достаточно для снижения сохраняющейся напряжённости, связанной с онлайн-шпионажем, хакерством и сбоями в системах. Обе страны должны возглавить работу по подготовке глобального кибер-соглашения, которое должно дополняться общей системой оценки кибер-атак, целями снижения таких атак, а также надёжным механизмом разрешения споров.

Диалог

Очень хорошо, что два президента встречаются ещё раз после встреч тет-а-тет в Пекине и Мар-а-Лаго. Такие встречи проводятся после более формальных контактов, например, в рамках «Стратегического и экономического диалога». Тем не менее, вся эта работа является эпизодической, и в ней слишком много показухи, но мало содержания. Намного более продуктивной стала бы работа постоянного секретариата, который на постоянной основе занимался бы совместной работой над ключевыми политическими вопросами (например, обмен данными, совместные научные исследования, частно-государственные консультации).

На фоне новейших противоречий между США и Китаем трудно сохранять оптимизм по поводу вероятности существенного прорыва в отношениях. Представленный содержательный план надо использовать в качестве способа для оценки любого соглашения, о котором, возможно, договорятся Трамп и Си. Мир будет внимательно за ними наблюдать.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.