Medya Günlüğü (Турция): момент, когда Путин промолчал

24 ноября 2015 года начался, пожалуй, как обычный день с точки зрения турецко-российских отношений, но к концу дня разразился один из крупнейших кризисов между двумя странами.

В утренние часы был сбит российский самолет Су-24, принимавший участие в операции в Сирии, на основании нарушения турецкого воздушного пространства в районе Самандаг провинции Хатай. Примерно через пять-шесть часов президент России Владимир Путин, выразивший первую реакцию России, чрезвычайно жестко заявил, что Россия начнет применять экономические санкции против Турции.

За долгий и непростой период, продолжавшийся с тех пор до рукопожатия президентов Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина 9 августа 2016 года, для урегулирования кризиса были сделаны определенные шаги, часть которых в дальнейшем стала известна общественности, а некоторые из них до сих пор остаются в секрете.

Например, 10 марта 2016 года произошло одно очень интересное событие. Путин, до этого дня делавший крайне резкие заявления относительно Анкары, неожиданно дал молчаливый «сигнал» Турции. В тот день у Путина состоялась встреча с руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу России (Росфинмониторинга) Юрием Чиханчиным, который рассказал о том, что в рамках борьбы с физическими и юридическими лицами, обеспечивающими финансовую поддержку терроризму, ведется совместная работа и с Турцией. Глава Росфинмониторинга, отметивший, что появились некоторые сведения в отношении компаний, оказывающих содействие терроризму, информировал: «Мы работаем по российским и иностранным компаниям. Ведем совместную работу с Мальтой, Францией. Есть некоторая работа с Турцией». Путин внимательно выслушал доклад, но почему-то предпочел промолчать.

КонтекстУничтожение Су-24 — подготовка к переворотуSputnik25.07.2016Эрдоган извинился за сбитый Су-24Русская служба BBC27.06.2016Путин мстит ТурцииАпостроф15.03.2016

По мнению журналиста, эксперта по Ближнему Востоку Саида Гафурова, побеседовавшего с российским телеканалом «ТВ Центр», это на самом деле был беззвучный сигнал в адрес Турции, молчаливое одобрение, которое показывало, что российский лидер желает урегулирования российско-турецких отношений.

Этот молчаливый сигнал Путина Гафуров комментирует следующим образом: «То, что отношения наладятся, начало проясняться в марте, когда стало известно, что Россия и Турция, несмотря на напряженные отношения, ведут совместную работу в рамках борьбы с терроризмом. Тогда руководитель Росфинмониторинга Чиханчин на встрече с президентом России Путиным предоставил сведения о совместной работе с Анкарой. Турция сотрудничала с нами в борьбе с терроризмом. Совместная борьба с поддерживающими терроризм физическими и юридическими лицами была очень важна. С тех пор все стало проясняться. Затем была достигнута договоренность о письме».

На самом деле у событий, связанных с письменным посланием, тоже есть интересная закулисная сторона. Любопытные детали периода кризиса, который решился в результате эпистолярной дипломатии с подключением турецкого бизнесмена Джавита Чаглара (Cavit Çağlar), описал 8 августа 2016 года журналист Мурат Еткин (Murat Yetkin) в вышедшей в газете «Хюрриет» (Hürriyet) статье под названием «Тайная дипломатия, положившая конец турецко-российскому кризису». Еткин назвал ключевых фигур этого процесса тайной дипломатии: Джавит Чаглар, в то время начальник Генштаба Хулуси Акар (Hulusi Akar) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Но как возникла идея письма?

Эрдоган, увидевший, что отношения становятся все более напряженными, встретился с министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу (Mevlüt Çavuşoğlu) и обменялся с ним мнениями о поисках путей решения кризиса. Нужно было найти кого-либо в качестве посредников от России. Чавушоглу вспомнил о Фархаде Ахмедове, богатом бизнесмене азербайджанской национальности. Ахмедов многие годы работал в Совете Федерации (сенате) России.

Об этих событиях Ахмедов рассказал в интервью азербайджанскому новостному сайту «Хаккин» (Haqqin.az): «Была просьба моего старого друга еще по Парламентской ассамблее Совета Европы Чавушоглу. Он трижды обращался ко мне от имени Эрдогана за советом, как можно найти выход из тупика. Дважды я эти просьбы вежливо отклонял. А на третий уже вариантов не было, и я полетел в Турцию».

По словам Ахмедова, примирения хотели обе стороны, но Россия и Турция никак не могли договориться. «Я нашел секрет, одну формулу. Даже самый умный государственный чиновник предпочитает решать любую проблему в определенных рамках и не выходить за эти рамки. А бизнесмен, как свободный художник, может видеть все проблемы вне любых рамок».

Чавушоглу и сам в октябре 2016 года рассказал об этих событиях в интервью «Спутник» (Sputnik): «Мой товарищ Ахмедов работал в тесном контакте с Путиным, находился в его ближнем окружении. Например, он во время встречи с нашим президентом предложил написать письмо и объяснил, что это может стать действенным шагом и принести больший результат, чем ведение переговоров через посредников. Эта встреча состоялась примерно за месяц до написания письма. Если мы посмотрим на содержание письма, то увидим, что там нашло отражение и сказанное Ахмедовым. Его предложения как человека, знающего Путина как близкого друга, действительно оказались очень действенны. Мы очень благодарны ему».

После этого начался процесс с участием Джавита Чаглара, от Эрдогана было отправлено письмо Путину, стороны в конечном счете согласились пожать друг другу руки, встретившись в Санкт-Петербурге 9 августа. В результате кризис, начавшийся 24 ноября 2015 года, остался позади спустя почти девять месяцев.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.