Lunds universitet (Швеция): профессор вырвала аспиранта из лап ИГИЛ*

В ходе уникальной операции Лундский университет снарядил в боевую зону вооруженный отряд, чтобы освободить аспиранта и его семью из плена ИГИЛ*. Несколько лет Фирас Джумах (Firas Jumaah), его научный руководитель Шарлотта Тёрнер (Charlotta Turner) и бывший глава отдела безопасности Пэр Густавсон (Per Gustafson) держали язык за зубами, но сейчас решили рассказать обо всем по порядку.

Летом 2014 года Шарлотта Тёрнер, профессор аналитической химии, еще не знала ни того, что ее аспирант — езид по национальности, ни того, что на свете есть такая террористическая организация, как «Исламское государство»*. В один прекрасный день Фирас Джумах исчез из лаборатории при химическом центре — говорили, что он отправился в Ирак за женой и детьми, которые уехали на свадьбу родственников. Шарлотта Тёрнер сразу поняла, что дело серьезное: дел в лаборатории невпроворот, а Джумаху вот-вот надо будет сдавать научную работу.

«Я начала внимательно следить за новостями, почитала про езидов и поняла, как тяжело им приходится», — говорит Шарлотта Тёрнер.

В это время ИГИЛ прогремело на весь мир своим блиц-наступлением и жуткой пропагандой, в которой невинным людям рубили головы.

Внезапное нападение ИГИЛ

Когда Фирас Джумах узнал, что ИГИЛ напало на соседнюю деревню и угнало мужчин, женщин и детей в рабство, а его жена Равья, студентка химического факультета Лундского университета, и двое детей, а с ними и мама, братья и сестры, едва спаслись бегством, он вылетел в Ирак первым же рейсом.

«Жена была в панике, все пришли в ужас от того, что вытворяли ИГИЛовцы. Я купил билет на ближайший рейс, чтобы хоть как-то поддержать их. Как я буду жить дальше, если с ними что-то случится, а меня даже не будет рядом?» — вот как Фирас Джумах объясняет, почему он, не задумываясь, бросился в новую зону боевых действий.

Тревога и отчаяние

Шарлотта сидела и молча переживала, пока однажды Джумах не прислал смс. Она сразу же перезвонила. Слышимость была превосходная, и он быстро обрисовал ситуацию: они с семьей и другими езидами укрылись на разрушенной фабрике по производству отбеливателя. Еды и воды в обрез, на улице 45-градусная жара, от химикатов идет удушающая вонь. Снаружи раздаются выстрелы, город окружили террористы из ИГИЛ.

«Надежды не было никакой, я уже совсем было отчаялся. Я просто хотел объяснить научному руководителю, что произошло, и никак не рассчитывал, что профессор сможет нам помочь», — вспоминает Фирас Джумах.

Он просто попросил вычеркнуть его из списка аспирантов, если не вернется через неделю. Однако Шарлотта Тёрнер начала действовать, причем самым решительным образом.

«Это ни в какие ворота не лезет. Я прямо рассвирепела: да кто эти ИГИЛ вообще такие, чтобы влезать в наши дела, хватать моего студента и его семью и мешать нашим исследованиям?» — вспоминает она.

Начальство дает добро

Несмотря на сезон отпусков, она моментально связалась с ближайшим начальством и даже застала на месте декана естественнонаучного факультета. Все поддержали ее: надо попытаться вызволить аспиранта. Формально университет мог и не вмешиваться, ведь Джумах уехал в Ирак как частное лицо.

КонтекстHBL: шведский экс-джихадист — об ужасах ИГИЛ* в СирииHufvudstadsbladet08.12.2018Al Joumhouria: Израиль здорово получил по «Железному куполу»Al Joumhouria21.11.2018Русские обрадовались слишком раноDostor.org05.06.2018Христианка в плену у ИГИЛL’Espresso14.01.2018

«Это элементарное сочувствие и человечность. Начальство дало добро, сказало: „Давай, действуй». Поэтому я невероятно горжусь своей работой», — говорит Шарлотта Тёрнер.

Все необходимые решения были приняты мгновенно. Заодно выяснилось, что Джумаха давно пора брать в штат, ему полагается стипендия, но из-за беспорядков на родине он ее не получает уже год. Лундский университет несет ответственность за своих студентов и помогает им в трудной ситуации. Администраторы ловко зачислили Джумаха в штат заочно — он же в тот момент находился далеко от Швеции. Однако операция по освобождению обрела контуры лишь после того, как Шарлотта Тёрнер встретилась с тогдашним главой университетского отдела безопасности Пэром Густавсоном.

В дело включается начальник по безопасности

«Он словно ждал этого момента. Пэр Густавсон объяснил, что у нас есть договоры с транспортными и охранными предприятиями по всему миру», — рассказывает Шарлотта Тёрнер.

За пару дней усиленных переговоров Густавсон нанял серьезную фирму, которая и взялась за дело — за умеренную плату.

«Случай уникальный. Насколько я знаю, ни один шведский университет так раньше не поступал», — вспоминает Густавсон.

На сегодняшний день семья почти полностью вернула университету расходы на спасательную операцию.

«Наверняка мы не все соблюли досконально, что-то нарушили. Но Фирасу и его семье грозила кровавая расправа, и времени было в обрез», — признается Шарлотта Тернер.

Отряд вступает в бой

Благодаря вовремя принятым мерам Фираса и его семью удалось спасти от бойни, которую ИГИЛ повсюду учинило езидам. Их вывезли на двух «лендкрузерах» четверо крепких, вооруженных до зубов охранников.

«Я впервые попал в столь привилегированное положение, я был настоящей VIP-персоной. И в то же время было тяжело на душе: я ведь повел себя как трус, бросил маму, братьев и сестер на произвол судьбы», — вспоминает Джумах.

Его родственники — мать, сестры, братья и родня жены — благополучно пережили ИГИЛовскую оккупацию, однако их дома сгорели дотла. На то, чтобы наладить нормальную жизнь, ушло несколько лет.

Джумаху и его семье выдали бронежилеты и пуленепробиваемые шлемы и отвезли окольным путем в аэропорт Эрбиль. Через шесть часов бешеной езды им выдали анонимные билеты и посадили на самолет.

«Мои друзья решили, что я — тайный агент или что-то в этом роде. Они и поверить не могли, что обычному профессору из Лунда по силам вызволить своего студента таким образом», — вспоминает Джумах.

Жизнь после Лунда

Фирас Джумах получил постоянный вид на жительство и работает в фармацевтической фирме в Мальмё. Его жена Равья Хуссейн получила диплом химика и ищет работу. Их сыновьям восемь и десять лет, они ходят в школу и играют в футбол. В Лунде им нравится. Возвращаться в Ирак они не собираются. Фирас Джумах считает, что идеология ИГИЛ живет и здравствует, дожидаясь своего часа.

«В Ираке я боялся признаваться, что я езид. В Швеции же я такой же, как все остальные. Я ощущаю себя полноценным гражданином, частью общества — и стараюсь ему служить по мере сил», — делится Джумах. Он говорит, что в Швеции все равны перед законом, и это прекрасно.

Так, даже в химическом центре царил строгий порядок, и сложные инструменты и редкие реактивы без очереди не выдавались никому — ни студентам, ни аспирантам, ни даже профессорам.

«Лундский университет меня многому научил. Мы не только выучились исследовательской работе, но узнали, что такое быть настоящим человеком», — вспоминает Джумах. По его словам, коллеги и начальство всегда вели себя честно и справедливо.

Так, раз в месяц ученый совет устраивал консилиум для решения мелких конфликтов, пока те не переросли в крупные.

«Наука — прекрасное занятие, она объединяет людей по всему миру. По-своему это форма миротворческой деятельности», — заключает Шарлотта Тёрнер.

* террористическая организация, запрещена в России

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.