Le Figaro (Франция): Папа Римский отстаивает свободу вероисповедания в ОАЭ

Волшебная картина: дворец, который словно сошел со страниц «Тысячи и одной ночи», с вычурным орнаментом, мраморными колоннами и бесконечными фонтанами, принц Мохаммед бин Зайд аль-Нахайян и Папа Франциск. Именно в такой невероятной обстановке понтифику оказали в Абу-Даби царский прием.

Вновь проявив упорное стремление стать символом бедного папства, Франциск прибыл на небольшом автомобиле марки Kia Soul, который резко контрастировал с караваном белых лимузинов. Он проделал путь между букетами новых арабских небоскребов с их живучими арабскими корнями. И воспользовался первой поездкой главы католической церкви на Аравийский полуостров, чтобы обратиться ко всем с беспрецедентным призывом. Это был призыв из Абу-Даби, в некотором роде последнее предупреждение перед концом света. Мир может скатиться в пропасть… Если, конечно, люди не опомнятся, к чему призывает этот апостол «братства». Именно такой порыв он стремился породить в понедельник долгой и на редкость пронзительной речью, которая была адресована миру и «всем странам полуострова», а также торжественным подписанием документа о человеческом братстве ради мира во всем мире и сосуществования.

Его речь прозвучала вечером перед ареопагом из 400 международных религиозных деятелей всех течений, которые собрались в ярких одеждах в большом амфитеатре под открытым небом на берегу моря. Эта встреча была настоящей целью поездки Франциска в ОАЭ, которая завершается во вторник мессой на большом городском стадионе.

До выступления Франциск посетил Мечеть шейха Зайда (девятая по величине в мире, рассчитанная на 40 000 человек), чтобы побеседовать с международным советом мудрецов, который включает в себя высокопоставленных религиозных деятелей ислама. «Другой альтернативы нет, — предупредил Франциск. — Либо мы вместе строим будущее, либо будущего не станет. (…) Пришло время, когда религии должны действовать активнее, с отвагой и решительностью и без лукавства, чтобы помочь людской семье выработать способность к примирению и конкретные пути мира».

Будущего нет… Франциск редко заходит так далеко. Однако именно это предчувствует понтифик, который первым говорил о «раздробленной третьей мировой войне». Он не упоминал это понятие во время поездки в ОАЭ, однако его шесть лет на папском престоле отмечены последствиями войны и терактов от имени «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.).

«Я прибыл сюда как жаждущий мира верующий, — признал он в понедельник вечером. — Мы здесь, чтобы защитить мир». В завершении речи он сказал: «В этой деликатной исторической ситуации, нам как никогда раньше нельзя откладывать осуществление лежащей на религии задачи: речь идет о том, чтобы внести активный вклад в демилитаризацию человеческого сердца».

КонтекстSvD: черная дыра превратит вас в спагеттиSvenska Dagbladet31.12.2018ABC: Папа призывает Латвию интегрировать русское населениеABC.es24.09.2018Харизматичный папа, склонный к таинственности и двусмысленностиLa Nacion Argentina18.01.2018Красивые и первые в своем роде слова. Франциск произнес их с большим чувством. Они предполагают неприятие «гонки вооружений, расширения зон влияния, агрессивной политики в ущерб другим». Все это нужно остановить: «Война сеет только несчастья, а оружие — смерть!» Он упомянул Йемен (глядя на сидящего в первом ряду принца), который сражается с ОАЭ, а также Сирию, Ирак и Ливию.

Но как остановить эту адскую цепочку событий? Религиозные деятели могут сыграть здесь весомую роль. «Они должны запретить одобрительные нюансы слов «война» и «выступать против логики военной силы, монетизации отношений, вооружения границ, возведения стен, лишения бедных людей слова». Но какое же абсолютное оружие есть у этих религиозных деятелей, по мнению папы? «Мягкая сила молитвы» и «диалог».

Дело в том, что все люди обладают «равным достоинством» и «в каждом человеке есть сакральность». Таким образом, никто не может быть хозяином или рабом других», и важно «без колебаний осуждать любые проявления насилия, поскольку речь идет о страшном богохульстве». «Нет насилия, у которого могло бы быть религиозное оправдание», — уверяет Франциск. В результате, настоящая вера не может называть других врагами и противниками и должна стоять выше разделения на друзей и врагов.

Как бы то ни было, «диалог — это не компромисс», который основан на притворстве или подозрении, отметил понтифик в выступлении перед преимущественно ближневосточной аудиторией. Окинув пристальным взором собравшихся, Папа позволил себе такое замечание: «Нельзя провозглашать братство, а затем идти в противоположном направлении». Нужно проявить «отвагу инаковости» и «не отрекаться от собственной идентичности, чтобы понравиться другому». Это называется свободой. Если ее не станет, мы все превратимся в рабов. Как подчеркнул Франциск, необходимо «сформировать открытые идентичности» без ожесточения и ухода в себя, поскольку «образование и насилие обратно пропорциональны друг другу». «Образование идет рука об руку со справедливостью, которая не должна быть шаткой и скрытой, то есть касаться одних лишь «членов семьи, соотечественников и единоверцев». Это стало бы раком несправедливости.

Кроме того Папа выступил за религиозную свободу (а не просто за «свободу религии»), в частности для христиан любимого и уязвимого ближневосточного региона. Нужно, чтобы «общества и люди разной веры имели одинаковое право на гражданство», а не «право только на насилие во всех его проявлениях».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.