Le Figaro (Франция): дерзкие пророчества от Александра Адлера

Мы встречаем Александра Адлера (Alexandre Adler) за чтением книги «Посвященные» Жана-Жака Бедю (Jean-Jacques Bedu). Тема хорошо ему подходит. Потому что Адлер — тоже посвященный. Его кабалистическая интерпретация мира опирается на генеалогические древа, игру в бильярд спецслужб, неприметных дипломатов, давние связи племен, народов и лидеров. Его геополитика менее концептуальная и более человеческая, наверное, даже слишком человеческая.

Адлер — воображаемый кадровый директор мировых лидеров, который знает или представляет себе их хобби, тайные любовные связи и родственные отношения. По его словам, он получает сведения, как журналист, из прессы и собственных источников. Зачастую, несмотря на весь его энциклопедизм, у него нет полной информации, и он оценивает, экстраполирует, предполагает. Он доверяет чутью. Те, кто застал ХХ век, возможно, помнят, как в 1991 году он с пафосом заявил по телевидению, что антигорбачевский путч продержится в лучшем случае несколько недель при том, что администрация Франсуа Миттерана была готова расцеловать его лидеров. «Я сказал это по интуиции, однако все оказалось точно», — отмечает он.

Отец — двойной агент

Адлер выдает пророчества тоном сидящего у камина рассказчика. «Мне не раз доводилось делать ставку на счастливый номер и уходить из казино с карманами, полными денег», — говорит он с детской улыбкой, признавая при этом, что его ставка «очень часто проигрывала». Он много ошибался, причем делал это пафосно. Так, например, он приветствовал войну в Ираке в 2003 году, хотя затем быстро признал неправоту и осудил творившийся там хаос, несмотря на симпатию к Бушу, с которым он познакомился через его племянника Прекотта.

Кроме того, по его собственному признанию, он допустил «ужасную ошибку», предсказав крах иранского режима в 2009 году. Адлер больше предпочитает не писать, а говорить, тогда как его супруга Бландин Кригель (Blandine Kriegel) посвящает себя литературе. Кстати говоря, сейчас она выпустила прекрасную книгу «Спиноза, другой путь».

Но в чем же психологическая основа предсказаний Адлера? После часа беседы мы получаем ответ: оптимизм. «Я обязан этим моему отцу, еврею из Центральной Европы, которому удалось пережить лагеря. У него был оптимизм того, кто вырвался из ужаса». Его отец, о котором он сейчас пишет книгу, настоящий литературный герой, который привил сыну не только оптимизм, но и интерес к интрижкам, формирующим большую историю.

Сын рассказывает нам, что после смерти отца он понял, что тот был двойным агентом Москвы на службе военного отделения «Красной капеллы», то есть просоветских партизан, которые боролись с нацизмом в 1942-1945 годах. По его словам, это его отец (он уже околдовал нас этим рассказом, и нам хотелось бы, чтобы это было правдой) убедил Москву поддержать молодую разведслужбу де Голля, которая в тот момент формировалась в Лондоне. СССР решил поддержать лондонских французов деньгами и разведданными, чтобы ограничить влияние англосаксов. Это повествование вписывается в широкую картину альянса Советов и Лотарингского креста, который приветствовал в том числе Андре Мальро (герой французского Сопротивления — прим.ред.).

 

Президент Франции Шарль де Голль и Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин

«Русские быстро поняли, что не могут напрямую воздействовать на мир, и решили заниматься этим через разведку, которая оставляла далеко позади все остальные», — продолжает Адлер. В книге часто отмечается предоставленная Франции советская поддержка. По словам автора, де Голль не побоялся сказать «Я вас понял» в июне 1958 года, поскольку СССР заверил его в том, что Фронт национального освобождения будет сотрудничать с Алжиром, где тот установит мир. «Тем не менее, ФНО отказал Москве, к большому ее удивлению, и ушел к китайцам». Все это, конечно, еще нужно проверить…

«Я оказался на невероятно сложном перепутье, которое отчасти объясняет мой голлистско-коммунистический долг», — вздыхает Адлер. Во времена членства в Компартии Джорджо Наполитано (Giorgio Napolitano), который затем стал президентом Италии, описал все следующим образом: «Александр, я все не могу понять, относишься ли ты к левому крылу ЦРУ или правому крылу КГБ…» Что касается голлизма, дружба с Филиппом Сегеном (Philippe Séguin) привела его к близким связям с Жаком Шираком в 1995 году до разногласий по поводу войны в Ираке. Как бы то ни было, наш опытный геополитик быстро вернулся к основам.

Логика интересов

КонтекстУдивительные предсказания Николы Теслы о XXI векеSmithsonian01.05.2013Экономика Европы на подъемеAftenposten07.01.2018Маркс был правRolling Stone08.02.2014Фатимские пророчества — ключ к пониманию мираPolonia Christiana14.03.2017Во «Времени апокалипсисов» Адлер предрекает не катастрофы, на что вроде бы намекает название, а упорядочивание мира в более спокойном направлении. Кстати говоря, автор употребляет слово «апокалипсис» в его высоком значении, то есть как невидимое пока откровение. Причем эти откровения выглядят вдвойне обнадеживающими. Во-первых, это ограничение сферы войны до одного лишь ближневосточного театра. Во-вторых, это массовое расширение блоков (или систем альянсов), которые будут включаться в себя «от 500 миллионов до миллиарда человек». Адлер широкими мазками рисует аксонометрические проекции, которые в перспективе представляют упрощенную игру вокруг десятка зон.

Прогноз о войне подтверждается долгосрочными тенденциями, но подрывается ведущимся последние пять лет массовым перевооружением (1,6 триллиона долларов инвестиций в мире в 2016 году). В то же время блоковая диалектика выглядит убедительной. Таким образом, читателю следует отнестись ко всему с осторожностью. В любом случае, автор настаивает на своем: «Нынешние агрессивные тенденции не должны скрывать из вида логику истории, то есть отход от экстремального использования войны». Кроме того, он убежден в «неизбежном поражении джихадистских движений».

Что касается новых блоков, Европа Адлера доходит до Москвы и во многом полагается на французскую доброжелательность, потому что «русские ненавидят немцев». По его словам, провокации Путина — всего лишь пыль в глаза или временная двойная игра, поскольку у нового царя «нет другого решения», кроме как делать ставку на Европу перед лицом слишком сильного Китая. Этому способствует неизбежный отход США от Европы вне зависимости от наличия или отсутствия Трампа. «Объединяющаяся Европа остается ключевым геополитическим явлением современной эпохи», — пишет он.

Наш нетрадиционный геополитик убежден, что Ближний Восток будет выстраиваться вокруг неожиданного дружеского дуэта шиитского Ирана и суннитской Турции, то есть давних врагов. Япония же в конечном итоге станет союзником Китая во имя высших экономических интересов (таким образом, войны на море ждать не приходится…). Наконец, он подтверждает общее чувство по отношению к Америке, погружающейся в изоляционизм. Каждое из этих пророчеств предполагает, что логика хорошо понятых интересов будет преобладать над напряженностью. «Или все может завершиться очередной Фукуямой», — улыбается он. Он вновь сделал ставку на одно число. Будем надеяться, что он выйдет из казино с полными карманами.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.