Крым и топонимика: как декоммунизация на полуострове отразилась (Корреспондент, Украина)

В отличие от Горишних Плавень, Днепра и Черноморска, эти изменения названий делались в 2016-м без участия жителей оккупированных населенных пунктов, в узком кругу и, конечно, некоторые из них выглядят странно

Например, райцентр, до оккупации называвшийся Ленино, возникший в 20-х годах вокруг железнодорожной станции «Семь Колодезей», до 40-й годовщины революции имел такое же название (а станция благополучно называется «семью колодезями» и сейчас), поэтому было вполне логичным ожидать обычного возвращения Радой к прошлому названию. И совершенно непонятно, почему в решении о переименовании мы видим его новое название Еди-Кую (район, соответственно, называется Едикуйский), при том, что «еди кую» на крымско-татарском языке собственно и означает «семь колодезей». Но почему же в украинскую топонимику вписывается именно крымско-татарское название, если есть украинский же заменитель? Даже к Ени-Капу никто, наверное, не придерется, и не будет требовать называть его «Северными воротами», так как у Красноперекопска (в отличие от Семи Колодцев) точно ранее никакого названия не было.

Сразу хочу отбросить обвинения в нелюбви к крымским татарам — народу, пережившему многое и сейчас героически противостоящего врагу. Ведь ничего не будет плохого в том, чтобы Ени-Капу закрепилось в крымско-татарском языке, как, например, в осетинском языке Владикавказ называется Дзауга. Проблема в том, что коллизию Ени Капу вполне могут использовать, как прецедент, например, венгерские ирредентисты, которые с удовольствием бы закрепили в украинском языке называния вроде «Унгвар» и «Берегсас».

И еще немного о Крыме и топонимике.

Интересно, что на фоне переименований Днепропетровской и Кировоградской областей, рассматривавшихся недавно в Раде почему-то совершенно забыта идея сменить название «Автономной Республики Крым». Спрашивается, почему, ведь можно было бы сразу внести соответствующие изменения в Основной Закон одним решением? При том, что нынешнее название намекает на административную автономию, в то время, как руководство страны не раз и не два и для внутренней и для иностранной аудитории обещало изменить статус автономии на национальный крымско-татарский. Первый раз президент Петр Порошенко заговорил о национальном статусе еще в первые месяцы после оккупации, последний (на данный момент) раз он высказался за национальную автономию в письме делегатам конференции Курултая 12 ноября.

Но, кажется, Крым будет и дальше продолжать называться «Автономной Республикой». А ведь там далеко не одно только название надо менять…

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.