Helsingin Sanomat (Финляндия): новый цикл передач известного российского журналиста повествует о странах Северной Европы: Владимир Познер был впечатлен финской библиотекой на колесах, однако рассказывает и о границах, которые российское телевидение не может преступить

Москва — 84-летний Владимир Познер — один из самых известных тележурналистов в России, и в Москве у таких людей часто есть свой собственный ресторан. Познер — не исключение. Ресторан «Жеральдин», который находится в центре города, назван в честь его матери. Владимир Познер владеет рестораном вместе с братом.

Сейчас он сидит в своем ресторане за столиком у окна и с воодушевлением рассказывает о финской библиотеке на колесах.

«Конечно, денег на этом не заработаешь, но это хороший способ доставить книги к людям. Дать им возможность почитать книги вместо того, чтобы сидеть в интернете», ‒ поясняет Познер.

Познер говорит о библиотеке на колесах, потому что в январе российское телевидение начало показывать новый цикл его передач, состоящий из 12 серий и рассказывающий о странах Северной Европы. По четыре серии о Финляндии, Швеции, Норвегии и Дании. Каждая серия длится 45 минут.

В одной из них Познер восхищается библиотекой на колесах в городе Вантаа, приходит в восторг от образовательного центра «Эврика» и заходит в финскую школу. Он объясняет телевизионной аудитории, что в Финляндии нет платных элитных школ, а учащиеся и учителя обладают равными правами.

«Вероятно, самое сильное впечатление на меня произвела школьная система образования. Я, конечно, знал, что финская школьная система — одна из лучших в мире, если не лучшая, но я действительно был впечатлен», ‒ говорит он.

«У вас даже учителя, работающие в первом классе школы — магистры. Наверное, это объясняет, почему система настолько хорошая и настолько иная. Профессия преподавателя ценится, за нее получают достойную зарплату, и поэтому она привлекает хороших людей».

На этом этапе стоит упомянуть, что Познер снимал этот цикл серий для российского государственного Первого канала. Первый канал показывал и другие его передачи о зарубежных странах. Кроме того, по понедельникам вечером он выпускает собственную передачу в жанре интервью, которая собирает миллионную аудиторию.

В России государственные телеканалы находятся под строгим контролем власть предержащих, а также являются частью машины пропаганды. У Первого канала также есть статус официального канала.

КонтекстО Путине и его правленииForbes19.09.2016Владимир Познер: Идет игра «кто главный»Delfi.lv21.07.2015Познер не ожидал, что Медведев согласится прийти на эфирРусская служба BBC02.06.2012Владимир Познер – российский Ларри КингLe Figaro18.04.2011

Безусловно, это сказывается на передаче Познера. На приглашение гостя нужно заранее получить разрешение, и Познер не может, к примеру, пригласить противников нынешней политической системы — например, оппозиционера Алексея Навального.

«Второе ограничение заключается в том, что я не могу напрямую критиковать Путина. Я могу критиковать, но не напрямую. Могу сказать, что в чем-то не согласен, но не могу сказать, к примеру, что во время своего президентского срока он совершил много ошибок. Также не могу сказать, что он занимает свой пост слишком долго».

Так что, искусно задавая своим собеседникам щекотливые вопросы, он хорошо знает, где проходит граница.

У него большой опыт в проведении интервью.

Познер родился в Париже. Его мать — француженка, отец — русский еврей. Большую часть детства он провел в Нью-Йорке. Просоветски настроенный отец столкнулся в США с трудностями, и в 1950-е семья перебралась в Москву через Восточный Берлин.

Познер, говорящий на русском, французском и английском как на родных языках, стал журналистом в советских средствах массовой пропаганды, направленных на зарубежные страны. В 1970-х в его карьере произошел неожиданный поворот. Американские телеканалы начали использовать его как «голос Москвы», который комментировал различные события в наиболее выгодном свете для Советского Союза.

«Никто не давал инструкций, что мне следует говорить, поскольку никто не хотел брать на себя такую ответственность», ‒ усмехается он.

Однако Познер знал свои границы. Кроме того, он говорит, что долгое время «искренне верил» в социализм и Советский Союз.

В сериях, рассказывающих о зарубежных странах, по его словам, не поднимаются политические проблемы.

Это трудно проверить. Однако «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat) уже посмотрела серии, посвященные Финляндии. Собеседники журналиста — простые финны и специалисты, которые появляются в том числе и в финских источниках. Так что слово дается не тем «финским экспертам», которые изобличают на российском телевидении финскую подлость.

Правда, Познер представляет традиционный русский взгляд на историю Финляндии, согласно которому влияние Швеции, например, на прочность правового государства, обычно забывается. Согласно такому взгляду Финляндия сформировалась благодаря вхождению в состав Российской империи и предоставлению ей широкой автономии, после чего революционер Владимир Ленин предоставил ей независимость.

Однако он также говорит, что Зимнюю войну начал Советский Союз. Рассуждая о братстве по оружию Финляндии и Германии, он дает слово почетному профессору Тимо Вихавайнену (Timo Vihavainen), который говорит, что альтернативы практически не было.

«У Ленина тоже не было альтернативы, они не смогли бы удержать Финляндию. Кроме того, Ленин надеялся, что красные одержат победу в гражданской войне в Финляндии», ‒ говорит Познер.

Познер, безусловно, уважительно относится к достижениям стран Северной Европы. У четырех стран много общего — например, равноправие. Однако журналист находит и различия.

Он создает положительный, немного экзотический образ Финляндии. Датчане являются наибольшими европейцами в «обычном смысле этого слова». Норвежцы напоминают финнов, но они очень разбогатели — в частности, благодаря тому, что научились грамотно пользоваться деньгами, которые приносит добыча нефти.

«Шведы сильно выделяются. Они никому не хотят говорить „нет». Интересно, как им всегда удается найти способ, чтобы избежать этого. Они ‒ как лук. Слои, слои, но никак не добраться до сути».

Швеция привлекает и раздражает Познера сильнее остальных стран Северной Европы. Шведы не забыли, что они были империей, говорит он.

«Сейчас у них проблема с миграцией. Они открыли свои двери, но, на мой взгляд, слишком широко», ‒ говорит Познер.

«Они испытывают угрызения совести. В годы войны они были якобы нейтральными, но мы знаем, как это было».

Это намек на торговые отношения Швеции с нацистской Германией. Швеция продавала, в том числе железную руду, для немецкой военной промышленности.

Познер уже бывал в Финляндии пару раз.

«Как и многие другие, я считал, что финны мало говорят. Улыбаются редко, и, вероятно, у них совершенно нет чувства юмора. Много пьют, но каким-то образом им удается делать мобильные телефоны».

Неразговорчивость, по мнению Познера, действительно имеет место. По этому поводу один из финских участников интервью поделился с журналистом своим мнением: каждый человек, говорящий дольше пяти минут, что-нибудь скрывает. Познер также хвалит финскую открытость и привычку смотреть собеседнику в глаза во время разговора.

Главный вопрос заключается в том, как Финляндия поднялась до таких высот в отношении уровня и качества жизни без природных ресурсов.

Русским этот вопрос особенно интересен, поскольку более ста лет назад Финляндия и Россия находились в составе одной империи.

«Чем это объяснить? Лютеранством? Отношением к работе? Чувством единства? Доверием друг к другу и к общественным институтам?» ‒ рассуждает Познер.

«Такие страны, как Россия, в которых никто никому не доверяет, существуют хуже».

Ведь в России некоторые считают финнов открытыми до глупости. Согласно этому мнению, финны, например, не понимают, как коррупция может немного облегчить решение проблемы.

«Рассуждения в таком духе — это зависть», — говорит Познер.

Он уже уходит, но напоследок говорит кое-что.

«Это то же самое, как если бы в мужской компании в сауне велись откровенные разговоры, и кто-нибудь сказал бы, что любви не существует. Но это лишь значит, что он сам никогда ее не испытывал».

Кто?

Владимир Познер

Родился в Париже в 1934 году, но вырос в Нью-Йорке.

Русский отец привез его в Москву в начале 1950-х, и тогда Познер начал изучать в МГУ физиологию человека.

В советское время он работал в СМИ, предназначенных для зарубежных стран.

Стал известным в США в 1970-е годы, когда начал участвовать в ток-шоу в качестве представителя Советского Союза. Популярным в СССР и позднее в России стал с середины 1980-х, будучи советским ведущим в советско-американских телемостах.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.