Helsingin Sanomat (Финляндия): черты садистического расстройства личности могут появиться у самых обычных людей

Удивительно, что садизм не считают болезнью

Сексуальный садизм связан с получением обоими партнерами удовольствия от боли. Садистическое расстройство личности далеко не то, что пленительные сексуальные игры.

Человек с садистическим расстройством личности получает наслаждение от страданий других людей. Убийца-садист издевается и убивает ради своего собственного удовольствия.

Садистские черты присущи не только преступникам-садистам, но и людям, которые кажутся нам совершенно нормальными и обычными.

Садист получает удовольствие не только от причинения физической боли, но и от словесной агрессии и причинения душевных страданий. Он наслаждается, когда отчитывает и унижает других, ежедневно демонстрируя свое влияние как в семейных вопросах, так и на работе.

Садистские склонности могут быть, к примеру, у американского полицейского, применяющего чрезмерно много силы, или у служащего администрации, придирающегося к клиенту. Садист может получать удовольствие, публично стыдя и унижая своих подчиненных. Для самоудовлетворения садист может запугивать ребенка адским огнем и божественной местью, чтобы тот оказался во власти страха.

Вызывает беспокойство то, что садисты пользуются не только спонтанной возможностью унизить другого или проявить насилие. Они готовы потрудиться, чтобы создать ситуации, в которых можно будет удовлетворить свои садистские потребности. Это наиболее сильно заметно в поведении серийных убийц-садистов, которые могут приложить очень много усилий или потратить много денег и времени, чтобы причинить боль своим жертвам.

Насилие, проявляемое садистом, страшнее и хуже обычного насилия, поскольку садист причиняет страдания только ради наслаждения, без каких-либо других целей.

Человек со склонностями к насилию может, например, избить другого человека, чтобы украсть у него деньги или отомстить за оскорбление. Садист же бьет только для того, чтобы посмотреть на страдания другого и на то, как тот унижается перед ним, более сильным человеком.

КонтекстYle: Финляндия — страна домашнего насилияYle23.01.2019Yeni Şafak: Расчленили за семь минутYeni Safak17.10.2018Гражданская война в России изменила «ландшафт» всей ЕвразииNeue Zürcher Zeitung24.07.2018У настоящей жестокости нет возраста: величайшие садисты мираEl Mundo03.04.2002

Кроме этого, часто невозможно предугадать, когда садист закончит издеваться. Во время обычного ограбления нападение прекращается, когда негодяй достигает своей цели и кошелек или бутылка вина жертвы попадают к нему в карман. Садист, в свою очередь, получает удовольствие от продолжения своих действий. Он остановится только в том случае, если почувствует, что получил достаточно удовольствия или что ему надоело — или если жертва умерла.

«Машина для убийств» выявит характер человека

Что привлекает садиста в убийстве? Процесс убийства людей нельзя изучить в условиях лаборатории, так что к процессу исследований надо подойти творчески. В исследовании садизма, которое проводили канадцы Эрин Бакелс (Erin Buckels) и Делрой Паулус (Delroy Paulhus) и американец Дэниел Джонс (Daniel Jones), участники одного из экспериментов убивали насекомых. Исследование было опубликовано в издании «Сайколоджикал Сайенс» (Psychological Science) в 2013 году.

Группа людей, участвовавших в эксперименте, являлась интересной с точки зрения выявления садистских наклонностей. В группе был 71 человек, и все участники исследования были студентами психологии, которым во время учебы нужно было принимать участие в научных исследованиях.

Изначально участники исследования проходили тест на выявление садизма, который содержал такие утверждения, как «меня волнует идея причинения боли другим людям». Кроме того, они участвовали в тестах на определение характера личности, уровня эмпатии и различных чувств, а также в опросе, выявляющем предрасположенность к инсектофобии.

Далее участникам нужно было выбрать одно из четырех неприятных заданий. Приходилось выбирать между ролями уничтожителя насекомых, помощника исследователя, который убивает насекомых, уборщика грязных туалетных комнат и работой в холоде (нужно было терпеть боль, вызываемую ледяной водой).

Планировалось, что самым ужасным заданием будет убийство живых жуков.

Специально для задания была создана «машина для убийств» ‒ переделанная кофемолка, которая издавала хруст. Для «очеловечивания» жукам были даны трогательные имена: Тутси, Айк и Маффин.

Больше жертв — больше радости

Студенты выбирали разные задачи. 13% предпочли терпеть боль от ледяной воды, 34% — мыть туалеты, 27% — помогать исследователю, 27% согласились убивать жуков самостоятельно. Женщины и мужчины были представлены в выполнении заданий одинаково.

После начала эксперимента тем, кто предпочел совершать убийства, приходилось решать, кого они убьют первым — Маффина, Айка или Тутси, затем — положить жука в чашку, опрокинуть чашку в «машину для убийств», закрыть крышку и включить «машину для убийств».

Тем, кто решил стать помощником исследователя, убивающего жуков, нужно было только протягивать чашку с жуком человеку, который изображал исследователя, убивавшего жуков.

Из участников эксперимента, выбравших мытье туалетов или работу в ледяной воде, была сформирована контрольная группа. Их направили в другое место и сказали, что задание было отменено.

После проведения эксперимента чувства людей во время опыта фиксировались, чтобы выявить наслаждение от садистских действий.

До эксперимента исследователи предполагали, что садисты будут выбирать задание по убийству жуков охотнее остальных участников. Предположение оправдалось. Люди, набравшие в тестах по выявлению садизма высшие баллы, выбирали задание по убийству насекомых чаще.

После проведения опыта садисты, которые убивали насекомых самостоятельно, испытывали больше наслаждения, чем те садисты, которые выступали помощниками. Люди, не являющиеся садистами, удовлетворения от убийства жуков не получили.

Сильнее всего о садистическом расстройстве личности свидетельствовала связь числа убитых насекомых и испытанного чувства наслаждения. Чем больше насекомых умирало, тем лучше садист себя чувствовал.

Люди без склонности к садизму были готовы работать в ледяной воде, лишь бы не причинять боль живому существу. Они испытывали эмпатию, хотя речь шла всего лишь о насекомом. У садистов не было эмпатии, и они не сочувствовали жукам.

Этот эксперимент с убийством жуков кажется неэтичным и мог бы представить исследователей в невыгодном свете. Однако «машина для убийств» была сконструирована таким образом, что «дробилка» на самом деле не доставала до насекомых. Таким образом, ни один жук в ходе эксперимента не пострадал.

Садист готов прилагать усилия

Часто человеку с расстройством личности нужен импульс для того, чтобы проявить насилие. Только садисты ведут себя агрессивно без определенной причины, и они готовы пожертвовать своим временем, чтобы совершить насилие. Бакелс с коллегами протестировал этот аспект садизма в другой части исследования.

В этот раз учащиеся играли в компьютерную игру, в которой нужно было нажать на кнопку быстрее соперника, сидящего в соседней комнате. После игры победитель мог решить, насколько сильно нужно наказать проигравшего при помощи специального гудка. Шкала громкости от нуля, то есть тишины, доходила до ста, то есть громкости 90 децибелов. Победитель также мог решить, сколько звук будет длиться — от нуля до пяти секунд.

Против участников эксперимента играл ассистент исследователей, который всегда выбирал нулевую громкость, то есть отказывался от гудка в качестве наказания. Цель такого действия заключалась в том, чтобы участник эксперимента не захотел наказать своего соперника из чувства мести.

Испытуемых разделили на две группы, в одной из которых можно было наказывать соперника сразу же, а во второй — только после долгого и неприятного задания. Если победитель из второй группы решал наказать проигравшего, сначала ему нужно было подсчитать буквы в тексте с ничего не значащими словами. При желании испытуемый также мог прекратить выполнять неприятное задание и не наказывать соперника. Садистов неприятное задание не останавливало.

Желание наказать другого человека без особых усилий было связано с различными свойствами личности: склонностью к садизму, психопатией, нарциссизмом и неспособностью к эмпатии. Таким образом, все эти свойства подталкивают к тому, чтобы принести боль невинным, если появляется удачная возможность.

Садисты — единственные, кто был готов пройти через трудности, чтобы причинить боль невинной жертве. Кроме этого, только садисты усиливали наказание, то есть увеличивали громкость и продолжительность гудка, заметив, что соперник не хотел мстить и не наказывал в свою очередь.

Основываясь на этих данных, исследователи пришли к выводу, что садистов объединяет страсть к причинению страданий и мотивация к удовлетворению своей страсти.

Удовлетворение, полученное от убийства насекомых, может не означать, что человеку так же понравится чувство причинения боли людям. Однако исследование показало, что те, кто был готов убивать жуков, в следующем эксперименте наказывали соперника наиболее продолжительным и громким гудком. Можно задуматься о том, могут ли дополнительные эксперименты выявить желание убивать людей.

Садизм — не болезнь?

Садистическое расстройство личности не включено в международные классификации болезней, поскольку в 1980-х его существование в качестве отдельной болезни хотели запретить.

Разве садизм — не психическое заболевание? Почему его не включили в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM, Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorder)?

Доктор проводит МРТ-исследование в лаборатории в ШвейцарииВ большинстве случаев сообщалось, что расстройство пересекалось с другими психиатрическими диагнозами. Садизм часто проявляется у людей, у которых есть и другие психические расстройства.

О наложении на другие диагнозы сообщил и американский психиатр Уэйд Майерс (Wade Myers) с коллегами, когда в 2006 году он опубликовал первое исследование, посвященное садистическому расстройству личности у молодежи. У 94% молодых садистов было по меньшей мере еще одно сильное психическое расстройство. Число психических расстройств варьировалось от одного до десяти, менее значительных диагнозов было примерно столько же.

Отсутствие садизма в классификации болезней по причине сложностей в определении и пересечении с другими болезнями кажется странным, потому что характеристики многих классифицированных психических расстройств часто совпадают. Особенно часто рука об руку идут садизм и психопатия.

Когда вопрос внесения садизма в классификацию болезней обсуждали на съезде психиатров США в 1989 году, представители клиник и исследователи говорили, что замечали признаки садизма у многих преступников, с которыми им приходилось работать. На этом основании они выступили против того, чтобы садистическое расстройство личности было причислено к болезням. Садистов было слишком много, чтобы им можно было поставить диагноз.

На проблему также повлияло малое число исследований и успешных опытов лечения. Садисты редко обращаются за лечением, поскольку расстройство является непристойным заболеванием. Кроме этого, проблема, по мнению садиста, находится не в нем самом, а в жертве.

В качестве козыря специалисты, отрицающие садизм, выставили тот же туз, который использовали для того, чтобы оспорить биологическую основу психопатии. Они утверждали, что если садизм определить как болезнь, то его можно будет использовать фактор для смягчения приговора преступникам.

Необычное заявление. Майерс и его коллеги подчеркивают, что наличие расстройства личности объясняет преступления, но ни в коем случае их не оправдывает.

В конечном итоге, основания, по которым садистическое расстройство личности не было включено в классификацию болезней, являются нелогичными. У этого решения были печальные последствия, поскольку оно снизило значимость исследований садизма, а также изучения методов лечения.

Расстройство пытались включить в обновленный вариант классификации, но и тогда это не удалось. Однако в последней версии классификации сексуальный садизм уже присутствует.

То, что психологи и психиатры решили спрятать голову в песок, не избавило мир от самых жестоких форм проявления зла и необходимости их изучить. Позже исследования были возобновлены. Во время изучения самых темных сторон личности исследование садизма тоже испытало ренессанс.

Развитие расстройства все еще изучается

В самом ядре садизма скрывается искаженная эмоциональная жизнь, как отметил Эрин Бакелс. Большинство людей чувствуют себя плохо, если причиняют боль невинным людям, но у садистов причинение страданий связано с радостью, удовольствием и воодушевлением.

Почему так происходит и является ли такая неправильная связь врожденной, пока неизвестно.

Садизм может закрасться в голову очень коварным способом, как гласит теория двустороннего подавления. Ее разработал психолог Ричард Соломон (Richard Solomon), один из тех редких исследователей, которые изучали вопросы садизма еще в 1980-х годах.

Согласно теории двустороннего давления, в каждой ситуации, когда существует возможность испытать противоположные друг другу эмоции, за первым чувством следует противоположное ему чувство. В случае с садизмом радость приходит после испытания негативной эмоции.

Нормальный человек переживает негативные эмоции, когда причиняет боль другому человеку, полученный стресс проявляется и в физическом плане. Удивительно, но эти эмоции могут позже показаться положительными. Чувство облегчения после переживания неприятной ситуации, конечно, воспринимается как что-то хорошее.

Этот опыт изначально может быть незначительным, но постепенно чувство может окрепнуть. Со временем неприязнь к насилию сменяется положительным отношением, а в конце даже становится желанной эмоциональной реакцией, поскольку человек начинает ждать эйфорию, которую приносит облегчение. Согласно теории Соломона о двустороннем давлении, эмоциональная реакция постепенно перестраивается в абсолютно другом направлении.

Признаки садизма обычно начинают проявляться с началом взросления, однако признаки садистического расстройства личности иногда фиксируются и у молодежи. В семьях людей с синдромом садизма были обнаружены факторы, которые свидетельствовали о плохой атмосфере в период воспитания и проблемах в развитии.

У родственников садистов обычно есть психические проблемы. Сами садисты чаще проходят психиатрическое лечение, чем люди без склонности к садизму. В какой-то степени садистическое расстройство личности либо развивается вместе с другими психическими проблемами, либо возникает как их следствие.

Несмотря на возобновление исследований, о развитии садизма по-прежнему существует очень мало научных данных. О влиянии садизма известно больше.

Американский психолог Майкл Стоун (Michael Stone) изучает проявление человеческого зла. В книге «Анатомия зла» (The Anatomy of Evil), которую Стоун представил в 2009 году, психолог расположил самые жестокие поступки по «шкале зла».

На шуточный вопрос о том, кто же стоит на самой «вершине зла», есть ясный и смертельно серьезный ответ. Худшими Стоун считает убийц-психопатов, первоочередной целью которых являются пытки, причинение адской и долгой боли.

Тайна Куускорпи (Taina Kuuskorpi) — доктор психологии, автор научных публикаций

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.