Harper’s (США): Дональд Трамп — хороший президент

Признаться честно, я люблю американцев. Я знаю много прекрасных людей в Соединенных Штатах, и я сочувствую стыду, который многие из них (и не только «нью-йоркские интеллектуалы») испытывают, имея такого ужасного клоуна в качестве президента.

Несмотря на это, я вынужден предложить — и я знаю, что это задача не из легких — подумать на минутку о неамериканской точке зрения. Я не имею ввиду «с точки зрения француза», это было бы уже слишком. Но, например, «с точки зрения всего остального мира».

Множество раз, когда меня спрашивали, что я думаю об избрании Дональда Трампа, я отвечал, что мне все равно. Франция — не Вайоминг и не Арканзас. Франция — это независимая страна (более или менее) и снова станет совершенно независимой, как только Европейский Союз будет расформирован (чем раньше, тем лучше).

Соединенные Штаты Америки больше не являются ведущей мировой державой. Они являлись таковыми на протяжении почти всего двадцатого века. Но это больше не так. Они остаются могущественной страной, одной из немногих. И это необязательно плохо для американцев. Зато это хорошие новости для остального мира.

Моя реакция несколько преувеличена. Каждый невольно вынужден проявлять хотя бы капельку интереса к американской политической жизни. США по-прежнему располагают сильнейшей армией и, к сожалению, пока не обуздали свою привычку ввязываться в конфликты за пределами своих границ. Я не историк, и мне не много известно о древней истории — к примеру, я затрудняюсь ответить, кто больше виноват в плачевной Вьетнамской кампании, Кеннеди или Джонсон — но у меня сложилось впечатление, что прошло уже много времени с тех пор, как США выигрывали в войне, и что по крайней мере 50 лет их иностранного военного вмешательства, прямого или косвенного, привело только к череде позорных неудач.

Давайте вернемся к последнему морально неоспоримому и победоносному вмешательству Штатов, а именно их участие во Второй мировой войне: Что случилось бы, если бы Соединенные Штаты не вступили в войну (неприятная альтернативная история)? Без сомнения, судьба Азии, в значительной степени, была бы иной. Судьба Европы тоже, но наверняка в меньшей степени. В любом случае, Гитлер все равно бы проиграл. Наиболее вероятным кажется то, что армии Сталина дошли бы до Шербура. Некоторые европейские страны, которым удалось избежать испытаний коммунизма, пришлось бы их претерпеть.

Неприятное развитие событий, признаю, но непродолжительное. Сорок лет спустя, Советский Союз все равно развалился бы, просто потому, что полагался на неэффективную и проржавевшую идеологию. Так или иначе, какой бы ни была культура страны, в которой был установлен коммунизм, ему не удалось прожить больше века — ни в одной стране мира.

Человеческая память — коротка. Сегодняшние венгры, поляки, чехи —помнят ли они, что были коммунистами? Отличается ли их взгляд на события в Европе от стран Западной Европы? Это кажется крайне маловероятным. Позаимствовав на мгновение язык лево центристов, «популистский рак» вовсе не ограничивается Вишеградской группой. Прежде всего, доводы, которые приводятся в Австрии, Польше, Италии и Швеции ничем не отличаются друг от друга. Один из постоянных элементов долгой европейской истории — борьба против ислама. Сегодня эта борьба просто снова вышла на первый план.

Я читал об отвратительной тактике ЦРУ в Никарагуа и Чили только в романах (почти исключительно американских), поэтому я не могу сделать никаких определенных обвинений на этот счет. Первые американские военные интервенции, которые я помню и сам — вторжения Бушей, в частности — младшего. Франция отказалась присоединиться к нему в войне против Ирака — войне, одинаково аморальной и глупой; Франция была права, и мне это особенно приятно, учитывая, что Франция нечасто бывает правой… еще со времен Де Голля.

Обама многого достиг. Возможно, Нобелевскую премию мира ему присудили слишком рано, но, насколько я понимаю, он действительно заслужил ее позже, в тот день, когда отказался поддержать предложенное Франсуа Олландом нападение на Сирию. Попытки Обамы добиться расового примирения были менее успешными, и я не знаю вашу страну достаточно хорошо, чтобы судить почему; мне остается лишь сожалеть об этом факте. Но, по крайней мере, Обаму можно поздравить с тем, что он не добавил Сирию к длинному списку мусульманских стран (Афганистан, Ирак, Ливия и другие, которые я уже не припомню), ставших жертвой зверств Запада.

Трамп проводит и усиливает политику вывода войск, начатую Обамой. Это хорошие новости для остального мира. Американцы почти оставили нас в покое. Американцы позволяют нам существовать.

Американцы перестали пытаться распространить демократию на все четыре стороны света. Кроме того, какую демократия? Голосовать каждые четыре года, чтобы избрать главу государства — это демократия? На мой взгляд, существует лишь одна страна в мире (одна страна, а не две) которая имеет хотя бы отчасти демократические институты, и эта страна — не Соединенные Штаты Америки. Речь идет о Швейцарии, отличающейся похвальной политикой нейтралитета.

Американцы больше не готовы умирать за свободу прессы. Кроме того, разве это свобода прессы? С двенадцатилетнего возраста я наблюдал, как диапазон мнений, допускаемых в прессе, неуклонно сокращался (я пишу это вскоре после того, как во Франции была начата новая охота против известного антилиберального писателя Эрика Земмура).

Американцы все больше полагаются на беспилотники, которые — если бы они умели использовать это оружие — могли бы позволить им уменьшить число жертв среди гражданского населения (но дело в том, что американцы всегда были неспособны, практически с самого начала авиации, проводить бомбардировку должным образом).

Но что самое замечательное в новой американской политике, так это, безусловно, позиция страны по торговле, и там Трамп стал хорошим глотком свежего воздуха. Вы преуспели, избрав президента с происхождением из так называемого «гражданского общества».

КонтекстLe Figaro: Мишель Уэльбек поет дифирамбы Дональду ТрампуLe Figaro14.12.2018Уэльбек: Исламофоб ли я? Вероятно, даThe Guardian14.09.2015Вымысел Уэльбека может стать реальностьюLe Figaro23.01.2015Уэльбек в Кёльне: пропаганда «неподчинившегося»Le Temps22.01.2015Президент Трамп разрывает договоры и торговые соглашения, если он считает, что подписывать их было ошибкой. На этот счет, он прав; руководители должны знать, как использовать период охлаждения и уйти от невыгодных соглашений.

В отличие от либералов сторонников свободного рынка (которые, по-своему, столь же фанатичны, как коммунисты), президент Трамп не считает глобальную свободную торговлю всеобщим и конечным результатом человеческого прогресса. Когда свободная торговля благоприятствует американским интересам, президент Трамп выступает за свободную торговлю; в противном случае он находит старомодные протекционистские меры вполне уместными.

Президент Трамп был избран для защиты интересов американских рабочих; он и защищает интересы американских рабочих. В течение последних пятидесяти лет во Франции хотелось бы почаще встречать подобное отношение.

Президенту Трампу не нравится Европейский Союз, он считает, что у нас мало общего, особенно что касается «ценностей»; и я думаю, что это — здорово, потому что о каких еще ценностях можно говорить? О правах человека? Серьезно? Он предпочел бы вести прямые переговоры с отдельными странами, и я считаю, что это было бы предпочтительнее. Я не думаю, что сила обязательно исходит от Союза. Я считаю, что у нас в Европе нет ни общего языка, ни общих ценностей, ни общих интересов, Одним словом, Европы не существует, и она никогда не будет составлять народ или поддерживать возможную демократию (см. этимологию термина), просто потому, что она не хочет образовывать народ. Короче говоря, Европа — это просто глупая идея, которая постепенно превратилась в дурной сон, от которого мы в конце концов проснемся. И в своих надеждах на «Соединенные Штаты Европы», очевидная отсылка к Соединенным Штатам, Виктор Гюго только дал еще одно доказательство своей высокопарности и глупости; нам никогда не помешает покритиковать Виктора Гюго.

Вполне логично, что президент Трамп был доволен Брекситом. Вполне логично, что я был также им доволен. Единственное, о чем я сожалел, так это о том, что англичане в очередной раз были смелее нас перед лицом империи. Британцы действуют мне на нервы, но их мужество отрицать нельзя.

Президент Трамп не считает Владимира Путина недостойным партнером для переговоров; как и я. Я не верю, что России была уготована роль образца для подражания всему человечеству — мое восхищение Достоевским не заходит так далеко — но я восхищаюсь упорством православия в ее землях, я думаю, что католицизму не мешало бы брать с него пример, и я считаю, что «экуменический диалог» может быть полезно ограничен диалогом с Православной Церковью (христианство — это не только «религия книги», как часто вскользь произносят; это также, и, возможно, прежде всего, религия Воплощения). Я с болью осознаю, что Великий Раскол 1054 года был для христианской Европы началом конца. Но, с другой стороны, я считаю, что конец никогда не бывает определенным, пока он не наступит.

Похоже, что президент Трамп даже сумел приручить северокорейского сумасшедшего; я нашел этот трюк довольно-таки впечатляющим.

Кажется, президент Трамп недавно заявил «Вы знаете, кто я? Я — националист!» Я тоже, именно так. Националисты открыты для диалога друг с другом; в то время как у интернационалистов это не очень получается, как ни странно.

Франция должна покинуть НАТО, но, возможно, такой шаг утратит смысл, если альянс исчезнет сам по себе из-за отсутствия финансирования оперативной деятельности. Такое развитие событий уменьшит всем головную боль и добавит причин, чтобы петь дифирамбы президенту Трампу.

Подводя итог, президент Трамп кажется мне одним из лучших американских президентов, которых я когда-либо видел.

В личностном плане он, конечно, довольно неприятен. Его общение с порнозвездой — не проблема, это никого не касается, но высмеивать людей с ограниченными возможностями — некорректное поведение. С похожей повесткой дня, настоящий христианский консерватор, то есть почетный и моральный человек, был бы лучше для Америки.

Ну, может быть в другой раз или через раз, если вы настаиваете на втором сроке для Трампа. Через шесть лет Тед Круз все еще будет относительно молод, и есть и другие выдающиеся христианские консерваторы. Вы станете несколько менее конкурентоспособны, но вновь откроете для себя радость жизни в пределах своей великолепной страны, практикуя честность и добродетель. (С некоторыми случаями супружеской неверности. Никто не идеален, вам не стоит так по этому поводу напрягаться. Даже в лучших американских триллерах есть сцены супружеского раскаяния, которые трудно вынести, особенно когда появляются дети. Я не хочу изображать из себя «распутного француза», персонажа, которого ненавижу. Я просто умоляю о поддержании минимального уровня лицемерия, без которого невозможна жизнь в человеческом обществе.)

Вы экспортируете некоторые продукты (незаменимые бренды: Marshall, Klipsch, Jack Daniel’s). Вы импортируете некоторые другие (у нас во Франции также есть товары для продажи). В конце концов, это, вероятно, не так уж много, ни в объеме торговли, ни в иностранной валюте. Сокращение объема мировой торговли является желаемым результатом, который может быть достигнут в короткие сроки.

Некоторые акции протеста могут ускорить этот процесс. Без особых трудностей они могут ограничиться товарами и имуществом. На борту любого грузового корабля есть ограниченное количество моряков; в случае нападения было бы легко предупредить капитана и эвакуировать их, избегая любого конфликта. Ваш мессианский милитаризм полностью исчезнет, мир только вздохнет с облегчением.

Кремниевая долина и, в меньшей степени, Голливуд должны будут справиться с появлением грозных конкурентов; но Кремниевая долина, как и Голливуд, ухватятся за важные сектора рынка.

Китай сократит свои чрезмерные амбиции. Этот результат будет самым трудным для достижения, но в конце концов Китай ограничит свои устремления, и Индия сделает то же самое. Китай никогда не был глобальной империалистической державой, как и Индия — в отличие от Соединенных Штатов, их военные цели остаются локальными. Их экономические цели, действительно, глобальны. Они затаили какую-то экономическую обиду, которую они сегодня вымещают, что действительно вызывает некоторую озабоченность. Дональд Трамп совершенно прав, не давая никому собой помыкать. Но в конце концов, их сварливость утихнет, их темпы роста снизятся.

Все это произойдет в течение одной человеческой жизни.

Вы должны привыкнуть к мысли, достойный американский народ: в конечном счете, может быть, Дональд Трамп станет для вас необходимым испытанием. И вам всегда будут рады как туристам.

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.