Haqqin (Азербайджан): американский нефтяной проект снова провалился

В прошлом году спрос на нефть в мире, по оценке Международного энергетического агентства (МЭА), вырос на 1,3 миллиона баррелей в день — до 99,2 миллиона баррелей в день. А в текущем году МЭА сохранило прогноз по глобальному росту спроса на нефть на уровне 1,4 миллиона баррелей в день — до 100,7 миллиона баррелей в день. Средние цены ныне ожидаются ниже прошлогодних значений, что будет способствовать ускорению роста мирового спроса в 2019 году, даже несмотря на возможность замедления глобальной экономической активности. В целом же картина на мировом нефтяном рынке сложилась неоднозначная: потребителям помогло падение цен на нефть в конце прошлого года, были отмечены признаки ослабления торговой напряженности, но общий тон в мировой экономике остается не слишком оптимистичным.

На этом фоне ужесточается конкуренция между производителями сланцевой и традиционной нефти. И если в ближайшие годы ожидается рост доли сланцевой нефти в глобальном предложении с 6% до 10%, то затем такой рост прекратится из-за выработки запасов. С таким заявлением выступил глава одной из ведущих американских сланцевых компаний «Хесс» (Hess) Джон Хесс на Всемирном экономическом форуме в Давосе. По его мнению, сланцевым компаниям США нужна более дорогая нефть (нефть марки WTI на уровне около 60 долларов за баррель), в противном случае дальнейшие инвестиции в этот сектор будут нецелесообразны. Этим он объясняет и наблюдающийся сегодня дефицит инвестиций в добычу.

«Сейчас сырьевая база очень большая. Но в конечном счете мы приближаемся к тем активам, которые не так привлекательны, как те, что разрабатываются сейчас. Так что сланец — это не Саудовская Аравия», — признается Хесс.

КонтекстСеверное побережье: есть ли будущее у сланцевой энергетики в Эстонии?Северное побережье10.01.2019«Сланцевая революция» угрожает РоссииEl Nacional12.11.2014Сланцевая революция охватит и АзербайджанHaqqin.az10.09.2014Сланцевая волна в ЕвропеАсахи симбун21.11.2013Проблема, конечно, серьезная, о ней много пишут СМИ. Но, как выясняется, она не единственная. Многие эксперты считают, что у сланцевых компаний в ближайшее время возникнет новая проблема — вода. Да, вода — ключевой компонент в процессе фрекинга, и бурильщики используют ее в больших количествах. А значительная часть ожидаемого роста добычи в течение следующего полугодия связана с бассейном «Пермиан» (Permian), где воды становится все меньше. По расчетам аналитиков инвестиционного банка «Морган станли» (Morgan Stanley), вода уже составляет около 15% от стоимости добычи из сланцевой скважины. А общие расходы на воду, как ожидается, удвоятся в течение следующих 5 лет до 22 миллиарда долларов. При этом разведка и добыча в среднем будут выполняться с использованием 50 баррелей воды на каждый фут.

Есть еще одна проблема, также связанная с водой. Дело в том, что при добыче из сланцевой скважины бурильщики извлекают больше воды, чем нефти, и это соотношение составляет примерно 10 к 1. Миллионы кубометров воды никуда не спрячешь, с ней надо что-то делать. Но вот что делать: обрабатывать или заливать обратно? Принимать однозначное решение сложно. Ведь возврат воды в скважину несет в себе экологический и сейсмический риски. Это оказывает влияние и на стоимость добычи, приведя, в конечном итоге, к повышению цен на нефть. Так, «Вуд Макензи» (Wood Mackenzie) заявила, что только повышение стоимости утилизации воды приведет к увеличению цены безубыточности в Permian на 3-6 долларов за баррель. А обработка воды обойдется еще дороже.Правда, пока речи о потери рентабельности не идет, сланцевые компании комфортно чувствуют себя уже при цене около 50 долларов за бочку, а проблема воды — чисто техническая. Но эксперты уже отмечают и другую, более серьезную проблему — возрастную. Уже отмечаются несколько ранних признаков того, что сланцевая индустрия в США начинает на подъеме демонстрировать признаки истощения. И наиболее пессимистичные эксперты советуют инвесторам прекратить вкладывать деньги в сланец к 2025 году — возрастные проблемы в отрасли начались раньше планируемого времени.

Исследования Wood Mackenzie на ряде скважин в Пермианском бассейне показали чрезмерное снижение их производительности. Так, спустя 5 лет уровень добычи понизился на 15% и выше, хотя изначально ожидалось, что сокращение составит за это время 5-10%. А если скважина достигнет снижения в 12%, вместо ожидаемых 6%-8% через пять лет, это становится, скорее, проблемой резервов, чем проблемой экономики. Надо наращивать активность год за годом, но становится все труднее и труднее компенсировать снижение. Кроме того, сланцевые скважины вырабатывают свой ресурс гораздо быстрее, чем крупные морские месторождения нефти. Бум в сланцевом бурении в течение последних лет привел к максимальному истощению месторождений. А это уже действительно серьезная проблема.

В целом, у всех месторождений нефти бывает свой пиковый период, но, в конечном итоге, у этих проектов начинается длительный период снижения показателей, а некоторые из них и вовсе останавливаются. Средняя продолжительность жизни в наиболее трансформационных областях мирового предложения нефти составляет от 7 до 15 лет. Такую картину мы наблюдали и в азербайджанском морском блоке месторождений Азери-Чыраг-Гюнешли. Но сланец США войдет в нижнюю часть указанного диапазона примерно через 7 лет. В то время как отрасль все еще растет, есть некоторые признаки появления так называемого «сланцевого хвоста» — фазы, когда сланец становится менее значимым драйвером глобальных поставок нефти. И этот период, по мнению ряда аналитиков, уже не за горами.

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.