Gazeta Wyborcza (Польша): как Запад может защитить Украину от России?

Тема Украины возвращается на передовицы газет. После в целом бескровного, но абсолютно незаконного захвата россиянами Крыма и периода ожесточенных боев с участием российских войск в районе Донецка и Луганска ситуация начала стабилизироваться. Конфликт, правда, еще нельзя назвать замороженным, поскольку несмотря на присутствие наблюдателей ОБСЕ, которые с переменным успехом следят за соблюдением минских соглашений, продолжается обмен ударами и (хотя уже реже) гибнут люди, но, могло показаться, что картина выглядит относительно стабильной, то есть уже не требует пристального внимания. Между тем эскалация напряженности в регионе Азовского моря показывает, что Москва не считает ситуацию устойчивой и пытается совершить очередной захват.

Следует еще раз напомнить, какую позицию занимала Россия (то есть Владимир Путин) в отношении Украины. Российская сторона неоднократно четко заявляла о своем подходе, и нет никаких оснований предполагать, что тот претерпел существенные изменения. Заключался он в том, что украинское государство — это временное образование, которое ни с этнической, ни с исторической точки зрения не имеет права на существование, а поэтому должно вернуться в орбиту «русского мира» или войдя в состав РФ, или став частью пространства, находящегося под контролем России.

Возрождение российского империализма

В коммунистические времена термины «империя» или «имперский» имели однозначно отрицательную коннотацию («империалистическими» называли капиталистические западные страны, которые якобы притесняют своих граждан). Сейчас, однако, российское государство возвращается к имперским традициям, а слово «империя» начинает звучать там гордо и героически. Проблема в том, что Москва не обладает достаточным потенциалом, который позволил бы ей занять на мировой арене прежнюю позицию. России придется создать собственную «Солнечную систему», которая будет вращаться вокруг нее и питать ее своими силами.

И такие попытки Кремль уже предпринимает. Он инициировал создание Организации Договора о коллективной безопасности — военного союза, который должен стать аналогом НАТО (первым шагом к его появлению стало подписание в 1992 году так называемого Ташкентского договора). Помимо России в него входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан и Киргизия. Появился также аналог Европейского союза — Евразийский экономический союз (Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия).

Обе эти организации, однако, очень слабы. Члены ОДКБ считают этот альянс, скорее, гарантией защиты от своих непосредственных соседей, чем фактором, который может усилить российскую политику безопасности. Евразийский союз, в свою очередь, ничем не напоминает ЕС, хотя бы потому что РФ занимает в нем доминирующую позицию. Об этом свидетельствует, в частности, то, что члены организации ведут торговлю преимущественно с россиянами, а не друг с другом (например, объем экспорта Армении в Россию более чем в 15 раз превышает объем экспорта во все страны ЕАЭС вместе взятые).

Кремлю без Украины никуда

КонтекстFP: Путин поднимает российско-украинскую напряженность на рекордную высотуForeign Policy28.11.2018Президент України: Россия угрожает полномасштабной войнойПрезидент України28.11.2018Handelsblatt: конфликт с Россией грозит уничтожить украинскую экономикуHandelsblatt28.11.2018WP: почему Россия напала на Украину сейчас?The Washington Post27.11.2018В конце XIX века, еще во времена Бисмарка, один немецкий дипломат на вопрос, зачем Германии Австрия, ответил так: «Сравняться по силам с российским гигантом мы сможем, только если у нас будет конь. А конем нам может послужить только Австрия». Той же самой логикой руководствуется сейчас Москва. Только если Украина войдет в состав ОДКБ и прежде всего Евразийского экономического союза, эти не обладающие влиянием организации смогут стать силой, которая даст России возможность укрепить свою позицию на международной арене и претендовать на статус, каким обладают США и ЕС.

В отношении Украины россияне используют в первую очередь (хотя, как мы видим, не только) относительно мягкие средства из арсенала своей стратегии гибридной войны. Кремль стремится убедить украинцев, что обладание собственным государством — не самая главная ценность, а одновременно дискредитировать Украину и ослабить ее международную позицию, поддерживая или даже провоцируя конфликты между ней и другими странами (Польшей, Венгрией, Румынией). Кроме того, россияне стараются дестабилизировать политическую и экономическую ситуацию на Украине при помощи санкций, энергетической изоляции и опустошения ее казны, которая страдает от конфликта в Донбассе. За всеми этими шагами стоит надежда на новый «майдан», свержение проевропейского украинского руководства и возвращение Киева к курсу, благодаря которому он вновь сблизится с Москвой.

Однако все эти инструменты могут оказаться недостаточно эффективными, и тогда Кремль сочтет нужным обратиться к военным методам. Он может спровоцировать на Украине беспорядки, а потом задействовать сепаратистов и новых «зеленых человечков», введя их в очередной украинский регион, например, на территорию, отделяющую Россию от захваченного ей Крыма, или даже решиться на полномасштабную операцию, в которой будут задействованы регулярные российские войска.

История учит, как помогать тем, кто подвергся нападению

Напрашивается вопрос, что в такой ситуации могут и должны сделать НАТО, ЕС, а также отдельные члены евроатлантического сообщества? Ответ на него можно поискать в прошлом, в том числе в опыте Второй мировой войны. В декабре 1940 года президент Рузвельт в ходе пресс-конференции ответил на обращение Великобритании, просившей оказать ей помощь. «Представим, что у моего соседа загорелся дом, а у меня есть длинный садовый шланг. Я могу помочь потушить пожар, если позволю соседу взять его и подсоединить к своему насосу. Как мне быть? Я ведь не могу сказать: „Сосед, этот шланг обошелся мне в 15 долларов, заплати за него». Нет, мне не нужны 15 долларов, мне нужно, чтобы он вернул мой шланг после того, как пожар будет потушен».

Соединенные Штаты решили поддержать военные усилия Великобритании и запустили программу, которая вошла в историю под названием «Ленд-лиз». Благодаря ей британцы смогли еще до вступления США в войну получить огромное количество разнообразных товаров и военной техники, что в конечном итоге позволило одержать победу.

Также можно вспомнить об операции «Никель Грасс», которую провели американцы, когда в октябре 1973 года внезапно вспыхнул арабо-израильский конфликт (война Судного дня). Ситуация напоминала историю с Великобританией и Ленд-лизом: речь шла о том, чтобы позволить израильской армии как можно быстрее восполнить потери в технике и вооружениях. В ходе операции за несколько недель морским и воздушным путем в Израиль доставили около 60 тонн разнообразного оружия. Кроме того, туда перебросили большое количество самолетов «Фантом», чтобы заменить машины, сбитые очень эффективными в те времена зенитно-ракетными комплексами «Куб», которыми Россия снабдила Египет. Помимо этого Израилю передавали данные электронной и спутниковой разведки, имевшие большое значение для планирования и проведения военной операции.

В чем нуждается украинская армия

Если Россия решит напасть на Украину, скорее всего, она сделает это неожиданно. Украинская армия может очень быстро начать испытывать дефицит боевых средств, кроме того, ей понадобятся вооружения, которыми она сейчас не располагает. Шанс отразить нападение появится у нее только в том случае, если помощь придет быстро. Речь идет не только о методах и средствах переброски техники, но и о стратегии, определяющей, что и в какой последовательности следует поставлять.

Ситуацию осложняет то, что у украинских военных, в отличие от израильских, нет опыта взаимодействия с оружием, которым пользуются натовские войска. Исключением станут, видимо, только противотанковые комплексы «Джавелин», которые начали поставлять на Украину США.

При этом у некоторых стран НАТО еще осталась на вооружении (или на складах) постсоветская техника, с которой украинские военные хорошо знакомы. Особенно остро может встать вопрос обеспечения боеприпасами, поскольку украинцы лишились значительной части заводов, которые их производили. Эти предприятия находятся сейчас на территории, захваченной сепаратистами, а часть украинских запасов уничтожили недавние пожары и взрывы на складах.

В связи с этим, во-первых, следует принять решение о том, что в случае очередного нападения России Украина получит от нас помощь. Во-вторых, нужно изучить, в чем может нуждаться украинская армия, и понять, в какой мере и с привлечением каких источников можно покрыть ее потребности. В-третьих, необходимо заявить о готовности оказать содействие в получении информации из всех источников и перевести в район Черного моря как минимум нескольких самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления.

Риск, что Москва решится на полномасштабную агрессию, к счастью, невелик. Однако в любой момент Россия может неверно оценить ситуацию, почувствовать необходимость продемонстрировать очередной успех, поддаться соблазну воспользоваться реальным или кажущимся ослаблением связей между союзниками и международной солидарности, а также какими-нибудь серьезными проблемами на самой Украине или в других регионах (они могут возникнуть, если США и ключевым членам НАТО придется заниматься урегулированием неожиданных кризисов на Ближнем Востоке или в Африке).

В этом контексте особенно важно подать четкий сигнал, свидетельствующий, что вне зависимости от ситуации Украина получит от США такую же помощь, как когда-то Израиль. Это может стать важным элементом стратегии сдерживания России от рискованных и крайне опасных шагов.

* Януш Онышкевич —польский министр обороны в 1992-1993 и 1997-2000 годах, заместитель председателя Европейского парламента в 2004-2007 годах.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.