Foreign Policy (США): Путин поднимает российско-украинскую напряженность на рекордную за четыре года высоту

Мощная эскалация напряженности в российско-украинских отношениях из-за доступа к водам вблизи Крымского полуострова может стать самым серьезным вызовом для Киева и для Запада (особенно для Вашингтона) с тех пор, как Россия четыре с лишним года тому назад аннексировала Крым.

Противостояние на море может спровоцировать политическую неопределенность на Украине, которая в понедельник проголосовала за введение военного положения сроком на 30 дней, чтобы преодолеть кризис. Агрессивные действия России вынудили Европейский Союз, Организацию Объединенных Наций и НАТО срочно искать ответ. Результатом может стать наращивание военно-морского присутствия Запада в Черном море и дополнительные экономические санкции против России.

В воскресенье российские военные, судя по всему, впервые за четыре года войны признали, что открыли огонь по украинцам. Российские корабли обстреляли и протаранили группу судов, направлявшихся в Азовское море, находящееся между Крымским полуостровом и югом Украины. Шесть украинских моряков получили ранения, а Россия задержала два артиллерийских катера и буксир. Это была самая мощная эскалация с весны, когда Москва начала задерживать и усиленно досматривать сотни украинских судов, проходящих через узкий Керченский пролив, находящийся под контролем России благодаря самому длинному в Европе мосту, строительство которого было завершено в мае.

Украинское Министерство иностранных дел осудило российские провокации, заявив, что Москва перешла «красную черту», воспрепятствовав свободе судоходства. Москва, со своей стороны, обвинила Киев в том, что это он спровоцировал инцидент на море, добиваясь новых западных санкций против России.

«Я думаю, это может стать переломным моментом, после которого ситуация серьезно ухудшится, перейдя к силовому сценарию», — сказал научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center of Naval Analysis) и бывший директор российского направления в Совете национальной безопасности Джеффри Эдмондс (Jeffrey Edmonds).

Канада, Великобритания и другие европейские страны хором осудили действия России, однако реакция США была непонятна до тех пор, пока американский представитель в ООН Никки Хейли не обрушилась в понедельник с критикой в адрес России на внеочередном заседании Совета Безопасности ООН. «Это наглая акция, которую международное сообщество обязано осудить и ни в коем случае не признавать», — сказала она.

Ведущих американских законодателей задело то, что президент Дональд Трамп не выступил в понедельник ни с каким заявлением.

«В этот опасный момент США не могут допустить, чтобы президент Трамп слабо выглядел на саммите Группы 20, как это было в Хельсинки. Господин президент, у вас появилась возможность продемонстрировать, наконец, лидерство Америки в отстаивании наших принципов и в защите наших близких союзников по всей Европе». С таким заявлением выступил в понедельник член сенатского комитета по иностранным делам и высокопоставленный демократ из Нью-Джерси сенатор Боб Менендес (Bob Menendez). Менендес сослался на июльскую встречу Трампа с российским президентом Владимиром Путиным в Хельсинки, на которой Трамп встал на сторону Путина и отверг оценки американской разведки о вмешательстве в выборы, вызвав тем самым возмущение у многих членов конгресса и у экспертов по национальной безопасности.

В понедельник вечером Госдепартамент опубликовал заявление, в котором выразил «глубокую обеспокоенность» в связи с инцидентом, призвал Россию вернуть захваченные суда и членов экипажей, а также дать Украине доступ к территориальным водам. В этом заявлении от имени госсекретаря Майка Помпео также прозвучал призыв к обеим сторонам «проявлять сдержанность и соблюдать свои международные обязательства».КонтекстBloomberg: военное положение президенту Украины не поможетBloomberg28.11.2018The National Interest: грядущая война за Украину?The National Interest28.11.2018Washington Examiner: Трамп должен ответить ПутинуWashington Examiner28.11.2018

«Западу важно подать России очень жесткий сигнал о том, что если она на этом не остановится, будут последствия, — сказал бывший посол США на Украине Стивен Пайфер (Steven Pifer), ныне работающий в Институте Брукингса. — Это испытание для Запада, и Вашингтон должен был отреагировать сразу после инцидента».

Блокируя проход в Азовское море, Россия преследует несколько целей. Все это — часть целенаправленных действий Москвы по укреплению контроля над Крымом и над Черным морем, что стало для России стратегической навязчивой идеей с конца 17 века.

Перехватывая следующие в украинские порты Мариуполь и Бердянск корабли (там же Украина начала строить военно-морскую базу), Россия обрекает Украину на многомиллионные экономические убытки. Дальнейшее ослабление юга Украины вполне устраивает Москву, долгосрочная цель которой заключается в дестабилизации соседней страны, особенно в преддверии назначенных на март президентских выборов.

«Это политический сигнал об экономической уязвимости украинских портов на Азовском море, которые обслуживают важные экспортные терминалы Украины, — сказал Пайфер. — Это сигнал Украине о том, что она по-прежнему слабо защищена и ничего не сможет с этим сделать».

Кое-кто считает, что в перспективе Москва намерена создать и взять под свой контроль сухопутный коридор, соединяющий Россию с захваченным Крымским полуостровом, а возможно, даже продлить этот коридор на запад до Приднестровья, которое отделилось от Молдавии. «Если реакция Запада окажется слишком слабой, она решит отрезать Украину от Черного моря, превратив ее в государство-обрубок», — сказал Ариэль Коэн (Ariel Cohen), работающий старшим научным сотрудником в Атлантическом совете.

Возможно также, что Россия стремится спровоцировать Украину на ответные военные действия. Поскольку Москва обладает огромным военным превосходством над немногочисленной украинской армией, а в Азовском море и вокруг него находится мощная российская военно-морская группировка, она может нанести Киеву сокрушительный удар, если тот заглотит наживку. «Понятно, что российская сторона имеет территориальное, численное и военное превосходство над украинской стороной», — сказала эксперт по России и Украине Алина Полякова, работающая в Институте Брукингса.

Так или иначе Россия уже взбаламутила украинскую политику накануне выборов, на которых у непопулярного президента Петра Порошенко мало шансов на победу, так как он отстает от других по результатам опросов. В понедельник украинский парламент утвердил предложение Порошенко ввести военное положение сроком на 30 дней, чтобы преодолеть угрозу со стороны России. А Порошенко сказал, что президентские выборы пройдут в предусмотренные сроки.

В понедельник состоялись заседания в Евросоюзе, НАТО и Организации Объединенных Наций, на которых рассматривался вопрос о реакции на последние действия России. Генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг осудил Россию, заявив, что милитаризация Крыма и Азовского моря «представляет новую угрозу украинской независимости». Он призвал Россию отпустить захваченные в воскресенье украинские суда и моряков. А председатель Европейского совета Дональд Туск сказал, что «Европа сплотится в знак поддержки Украины».

Некоторые аналитики призывают к осторожности. Марк Галеотти, работающий внештатным старшим научным сотрудником в пражском Институте международных отношений, отметил, что ни Москве, ни Киеву не нужна значительная эскалация конфликта на востоке Украины. «Киев на самом деле не может пойти на эскалацию, а Москва не хочет. Это не значит, что эскалация с той или иной стороны невозможна в результате неверного решения. Но таких намерений у сторон нет».

По словам Галеотти, строительство керченского моста, соединившего Крымский полуостров с Россией, стало для Москвы и для Азовского моря палкой о двух концах. С одной стороны, России сегодня легче закрывать проход в это море, чем раньше, что она и сделала вчера, пусть и временно. Но в Москве царит настоящая паранойя по поводу безопасности этого моста, и для его защиты она пошла на чрезвычайные меры, в том числе, направила в этот район необитаемые подводные аппараты, которые следят за подозрительной деятельностью и выискивают специально обученных боевых пловцов.

По словам Галеотти, согласно логике Москвы, для защиты моста ей необходимо обеспечить господство на море. «Как мне кажется, они, скорее всего, де-факто пытаются превратить Азовское море в территориальные воды России. Медленно нагнетая обстановку, делая два шага вперед и один назад, они доводят дело до той точки, когда это море станет по сути российским».

С точки зрения права, Запад оказался в неоднозначной ситуации, что касается его реакции на действия России. По условиям двустороннего договора от 2003 года Украина и Россия считают Азовское море внутренними водами, на которые не распространяется действие международных морских законов. Технически это лишает иностранные государства возможности направлять свои корабли через Керченский пролив в Азовское море. Однако Россия сама нарушила это соглашение, ограничив Украине доступ. Украина с 2016 года добивается международного посредничества в разрешении этого морского спора, подав на Россию жалобу в Международный арбитражный суд в Гааге.

Наращивание российской военной группировки в Азовском море и попытки Москвы ограничить доступ к его водам — это не просто бряцание оружием, сказал недавно в интервью «Форин Полиси» специальный представитель США на Украине Курт Волкер. Это вполне логичное следствие настойчивых утверждений Москвы о том, что воды вокруг Крыма тоже российские, а не международные. Похожим образом Китай поступает в Южно-Китайском море, запугивая слабых соседей и утверждая свой контроль над международными водами в нарушение норм международного права. Теперь и Россия пытается устанавливать новые правила.

«Поскольку Россия заявила свои претензии на Крым, аннексировав этот полуостров, теперь она утверждает, что и воды вокруг него являются российскими территориальными водами. Но сейчас она и к Азовскому морю относится как к своему внутреннему морю, что является нарушением международных законов и норм относительно прохода в Азовское море», — заявил Волкер в интервью.

Керченский пролив и Азовское море не так важны для международной коммерции в экономическом и даже в стратегическом плане, как Балтика или Южно-Китайское море. Но это не означает, что Вашингтон и Брюссель могут спустить России с рук столь вопиющие действия, говорят эксперты. «Они пытаются установить новую норму, а когда эта норма закрепится, отменить ее будет невероятно трудно, — сказал Эдмондс. — Это создает очень опасный морской прецедент».

Одним из возможных ответов на действия России может стать наращивание военно-морского присутствия НАТО в Черном море. С 2016 года альянс формально усилил там свою военно-морскую группировку, а в 2017 году провел крупные военно-морские учения. Но в Черном море единство членов НАТО гораздо слабее, чем в других спорных регионах, таких как Балтика, и поэтому дать России согласованный ответ будет намного сложнее.

Еще одним возможным следствием керченского кризиса могут стать новые призывы ввести дополнительные экономические санкции против России, дабы наказать ее за внешнеполитический авантюризм. Соединенные Штаты могут использовать имеющиеся полномочия по введению новых антироссийских санкций без принятия каких-то дополнительных законов, сказал Дэниел Фрид (Daniel Fried), ранее работавший помощником госсекретаря по европейским и евразийским делам. Санкциям могут подвергнуть российский суверенный долг или крупный государственный банк. Фрид отметил, что ответ должен быть действенным, однако подчеркнул, что США не должны торопиться нажимать на спусковой крючок, поскольку сначала Москве надо дать шанс пойти на попятный. «Излишняя спешка с санкциями чревата тем, что если они будут введены, а Москва вдруг пойдет на попятный, то мы вроде как будем обязаны отменить санкции», — сказал он.

Парадокс ситуации для России заключается в том, что все попытки последних лет сблизить Украину с Москвой дают негативный результат. Скорее всего, так будет и дальше в условиях того давления, которое создают российские провокации на море.

«Россия хочет, чтобы Украина более дружественно относилась к ней, чтобы она являлась составной частью крупной цивилизации во главе с Москвой, но в действительности она своими действиями отталкивает от себя Украину, — сказал Волкер. — Украина стала еще более прозападной, еще более антироссийской, еще больше ратует за вступление в НАТО. Такого не было никогда в ее истории».

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.