Foreign Policy (США): Европе необходимо поддержать украинскую демократию

В ноябре 2018 года Россия захватила три украинских военных судна и отправила за решетку их экипажи. Это произошло в Азовском море, которое в соответствии с договором между Россией и Украиной относится к внутренним водам обеих стран. Тем не менее, градус международного негодования в связи с этим агрессивным актом против Украины — очередным актом в пятилетней войне России против этой страны — несколько снизился из-за реакции президента Украины Петра Порошенко. На следующий после захвата судов день Порошенко призвал ввести на всей территории страны военное положение, что, по мнению многих экспертов, в очередной раз продемонстрировало, в каком плачевном состоянии находится украинская демократия.

С точки зрения многих обозревателей, призыв Порошенко не столько был направлен на укрепление позиций вооруженных сил Украины, сколько представлял собой попытку использовать хрупкие украинские институты, чтобы обеспечить себе переизбрание на президентских выборах, назначенных на 31 марта. Этот эпизод был назван очередным подтверждением всеобщего убеждения, что на самом деле Украина ничем не отличается и ничем не лучше авторитарной России, и что по этой причине она не стоит внимания демократического мира.

Однако гораздо более показательным, нежели призыв Порошенко, стало то, что произошло дальше. Украинский парламент отказался одобрить введение военного положения по всей стране и согласился лишь на более мягкую версию предложения, согласно которой военное положение вводилось лишь на 30 дней в некоторых областях. Парламент также загнал Порошенко в угол, заставив его публично пообещать провести выборы, как это было ранее намечено.

На Западе многие видят в Украине слаборазвитую экономику и страну, чье желание интегрироваться с Западом и в первую очередь с Евросоюзом намного опережает реальность. Но такая репутация Украины не соответствует действительности. Украина — вовсе не недееспособное государство и не потемкинская демократия. Это страна, которая, хотя и вовлечена в войну, твердо решила воспользоваться плодами революции Майдана 2014 года и при благоприятных условиях превратиться в европейскую страну со стабильной экономикой.

Стоит признать, что Украине необходимо решить множество проблем. Государственные институты остаются коррумпированными и неэффективными, большая часть населения до сих пор охвачена националистическими фантазиями о полной победе в продолжающейся приграничной войне с Россией, и мало кто верит в искренность демократических устремлений Порошенко.

Тем не менее устойчивый прогресс Украины и ее стремление к демократии неоспоримы. Всего за пять лет после революции Украине удалось достичь таких успехов, которых не удалось достичь ни одному государству Центральной Европы за такой же промежуток времени после 1990 года. И эти достижения выглядят еще более впечатляющими, учитывая частичную оккупацию Украины российскими военными в Крыму.

Украина достигла заметных результатов в ее борьбе с коррупцией — самой главной проблемой страны и одной из основных причин протестов на Майдане в 2014 году. Эта глубоко укоренившаяся проблема сохраняется, однако украинские реформаторы неустанно борются с ней. Парламент принял новый закон и создал независимые институты для борьбы с коррупцией: Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) и Высший антикоррупционный суд, который должен начать работу уже к весне. НАБУ и суд — это по сути параллельные структуры, которые будут заниматься коррупционными делами вне привычных судебных каналов. (Украинская прокуратура печально известна своей коррумпированностью и склонностью блокировать антикоррупционные дела.) Под руководством Артема Сытника НАБУ уже расследует 635 дел, 176 дел уже переданы в суд, и уже вынесено 25 обвинительных приговоров. Крупная рыба все еще остается на свободе, но Сытник убежден, что украинский высокий суд, чьи судьи выбираются и проверяются независимым образом, позволит справиться с той тупиковой ситуацией, в которой НАБУ оказалось внутри национальной судебной системы.

КонтекстВыборы на Украине: «или Порошенко, или Путин» (Le Figaro)Le Figaro04.02.2019Berlingske: что на самом деле происходит на Украине?Berlingske07.02.2019«Апостроф»: почему курс на ЕС и НАТО не поможет УкраинеАпостроф07.02.2019Украинский парламент также одобрил амбициозные реформы в области здравоохранения, защиты окружающей среды и налогообложения, одновременно проведя чистку в государственной газовой компании, прикрыв незаконные банковские схемы и создав прозрачную электронную систему госзакупок. Один украинский аналитический центр подсчитал, что только изменения в газовом секторе и налоговая реформа помогли государству сэкономить 6 миллиардов долларов — это 6% ВВП Украины.

Эти целенаправленные усилия вызывают еще больше восхищения, учитывая, что Украина подвергается непрекращающимся нападкам со стороны своего вооруженного ядерными ракетами соседа, который отправил своих военных на восток Украины и продолжает вести пропагандистскую войну, призванную выставить Украину недееспособным государством. Азовское море превратилось в новый фронт, и Россия, по всей видимости, не собирается на этом останавливаться.

Одним из самых многообещающих аспектов украинских реформ является то, что ими руководят и их определяют представители украинского гражданского общества. Сотни групп активистов, истинных наследников революции Майдана, воспользовались теми политическими возможностями, которые предоставила революция. Они сосредоточились на том, чтобы показать пример собственными действиями и заставить политиков принимать новые законы. Именно такие гражданские группы неустанно заботятся о ветеранах, отстаивают права человека, поднимают вопросы, связанные с правами женщин, преследуют военных преступников и поддерживают другие идеи, которые западные либералы продвигают в своих странах. Существенная часть сформировавшегося после Майдана гражданского общества — это независимые СМИ, которые помогают раскрывать факты коррупции на самом высоком уровне.

Несмотря на множество препятствий, украинская демократия доказала свою жизнестойкость. Хотя Порошенко, несомненно, предпочел бы править страной твердой рукой при поддержке олигархов, он постоянно сталкивается с сопротивлением парламента, как продемонстрировал пример с голосованием по вопросу о введении военного положения, и победа на мартовских президентских выборах ему вовсе не гарантирована. Результаты президентских выборов и последующих выборов в парламент непредсказуемы. Возможно, знакомые всем имена Порошенко и ветерана политики Юлии Тимошенко — а также их партии — слегка опережают остальных кандидатов, однако сейчас разворачивается ожесточенная предвыборная борьба, и 30% украинцев признаются в том, что пока не решили, кому отдадут свои голоса.

Украинские ультранационалисты — это потенциальная угроза для украинской демократии, однако эта угроза относительно слабая: праворадикальная партия «Правый сектор»*, по данным опросов, пока не набирает даже 1%. Возможно, их присутствие на улицах все еще производит пугающее впечатление, однако они оказывают на украинскую политику гораздо меньше влияния, нежели их идеологические коллеги в Западной Европе оказывают на политику своих стран.

Самые целеустремленные украинские активисты не просто беспокоятся о будущем своей страны, но стараются сблизиться с теми международными институтами, которых будущее Украины тоже волнует. В большинстве своем украинцы понимают, что их прогресс был бы невозможен без помощи Евросоюза и Международного валютного фонда, которые поддержали Украину, несмотря на колебания многих их членов. Когда я недавно спросил членов «Центра противодействия коррупции» — одной из ведущих украинских неправительственных организаций, — кто стал их самым надежным политическим союзником в реализации нового курса Украины, активист Виталий Шабунин ответил: «МВФ». Это объясняется тем, что международные кредиторы оказали как раз столько давления, сколько было нужно, чтобы заставить Украину принять ее самые жесткие антикоррупционные законы.

Устойчивый прогресс — та причина, по которой Евросоюз должен и дальше подталкивать эту страну к интеграции с Европой. Перспектива подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом — того самого соглашения, которое отказался подписать бывший президент Украины Виктор Янукович, спровоцировав тем самым начало протестов Евромайдана, — послужит толчком к проведению дальнейших демократических реформ, обещая взамен углубление политических и экономических связей. Украинцы уже пользуются безвизовым режимом, чтобы ездить в страны Евросоюза, и в 2017 году объемы торговли между ЕС и Украиной выросли на 24%.

Тем не менее Евросоюз пока воздерживается от того, чтобы пообещать Украине сделать ее кандидатом на вступление в этот блок, и колеблется даже в вопросах дипломатической поддержки Украины. Несомненно, это отчасти объясняется боязнью оказаться втянутым в конфликт между Украиной и Россией. Однако Западу важно помнить, что атаки России против Украины — это реакция на революцию Майдана и на демократизацию Украины. Если Европа откажется поддержать Украину, это будет значить, что она отказывается от своих собственных принципов. В этом смысле Европа уже вовлечена в российско-украинский конфликт, и она не имеет права проигрывать, если надеется в будущем пресекать экспансионистские устремления Путина.

В 2014 и 2015 годах украинцы отвергли авторитарную постсоветскую политическую систему, которая до сих пор сохраняется в России, Белоруссии и других странах — даже в некоторых странах Евросоюза. Поскольку у украинцев хватает мужества настаивать на либеральных ценностях перед лицом российской агрессии и внутренних проблем, Запад должен доказать, что он достоин этого, и признать, что Украина является его неотъемлемой частью.

_________________________

* запрещенная в России организация

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.