Eurasianet (США): находящийся под арестом экс-президент Армении выпустил мемуары

Бывший президент Армении Роберт Кочарян, ненавидимый в стране и находящийся под арестом в ереванской тюрьме, выпустил книгу воспоминаний, в которой делает выпады в адрес своего нынешнего противника премьер-министра Никола Пашиняна и с похвалой вспоминает своего азербайджанского коллегу Гейдара Алиева.

После окончания второго президентского срока в 2008 году Кочарян выпал из общественного поля. Однако с момента прихода к власти Никола Пашиняна в прошлом году Кочарян стал врагом номер один нового правительства. Он был арестован по обвинениям, связанным с насильственным разгоном митингов 2008 года против избрания его преемника, Сержа Саргсяна. Таким образом, Кочарян первым из глав государств бывшего СССР оказался на скамье подсудимых.

C выходом автобиографии наследие Кочаряна снова стало предметом дискуссий в армянском обществе.

Книга, озаглавленная «Жизнь и свобода: Автобиография экс-президента Армении и Карабаха», написана на русском языке и опубликована в Москве. По словам Кочаряна, он начал работу над рукописью еще до произошедшей в прошлом году Бархатной революции, но заканчивал ее уже в тюрьме.

Как и воспоминания многих других политиков, мемуары Кочаряна предлагают крайне предвзятую версию его политической карьеры, начиная с конца 1980-х, когда он получил известность как один из лидеров движения армян Карабаха за независимость, до 2008 года. Неприлично хвалебная даже по меркам жанра, книга изображает Кочаряна чуждым политики лидером, талантливым менеджером, никогда не стремившимся к власти, которого во власть всегда призывали и завлекали уговорами, человеком, способным найти выход из любого кризиса, навести порядок, заново выстроить правительство и страну.

КонтекстУ кого ключ от урегулирования в Карабахе?Deutsche Welle19.11.2015Какой заговор? Может, Кочарян скажет слово?Lragir17.06.2013Роберт Кочарян: конецZhamanak16.04.2013О дилемме Серж Саргсян — Роберт КочарянZhamanak22.06.2012Повествование больше всего напоминает жанр соцреализма: Кочарян вечно погружен в повседневный созидательный труд, принимая непопулярные, но мудрые решения, и справляясь с чередой кризисов. Его враги, в свою очередь, неизменно изображаются злокозненными заговорщиками, движимыми жадностью и корыстью.

Он признается в отсутствии знаний по экономике и финансам, но утверждает, что оно с лихвой компенсировалось его феноменальной памятью, способностью усваивать на лету и целеустремленностью. Он пишет об интересе к психологии, и книга изобилует клише из области популярной психологии. Встречи с оппонентами трактуются как противостояние характеров, в котором Кочарян, сильная личность, неизменно одерживает верх над нерешительным противником. Работа с союзниками и товарищами по команде, наоборот, представлена как гладкий и дружественный процесс.

Кочарян касается и самых противоречивых событий своей карьеры. В одной главе он описывает свои первые стычки с Пашиняном, в то время оппозиционным активистом и одним из организаторов протестов против избрания Саргсяна в 2008 году. Кочарян изображает Пашиняна беспринципным политиканом, чья разнузданная риторика и безответственные действия привели к кровопролитию. «Целенаправленное манипулирование настроениями толпы, интенсивное нагнетание атмосферы ненависти прорвались наружу необузданной и разрушительной энергией разъяренной толпы», — пишет Кочарян, выделяя Пашиняна как «главное действующее лицо беспорядков у мэрии», которые привели к жертвам. В сценах, предшествующих кровопролитию, он несколько раз описывает Пашиняна как «контролирующего толпу».

Книга, однако, умалчивает об истории Погоса Погосяна, избитого до смерти охранниками Кочаряна в ереванском кафе в 2001 году. В Армении именно эта история сформировала образ бывшего президента как не просто властного лидера, но и «убийцы», — обвинение, много раз повторенное его противниками, в том числе Пашиняном. (Один из охранников, причастных к убийству, был приговорен к двум годам условно, избежав тюрьмы).

Больший интерес вызывают воспоминания Кочаряна о встречах с руководителями разных государств. Он избегает лишних деталей в отношении тех, кто остается у власти, будь то президент России Владимир Путин или азербайджанский лидер Ильхам Алиев. Зато автор позволяет себе вспомнить в подробностях об уже покинувших посты или усопших лидерах. Первый президент России Борис Ельцин описан как властная и авторитетная фигура, хотя временами и слон в посудной лавке. Билл Клинтон — примерный, прекрасно информированный государственный деятель. Джордж Буш-младший — примитивный, рассеянный и отвлекающийся. Жак Ширак — пытливый ум, вникает в каждый нюанс, работа с которым была сплошным удовольствием.

Пожалуй, самая увлекательная часть книги — рассказ Кочаряна о его встречах с покойным лидером Азербайджана Гейдаром Алиевым. По утверждению Кочаряна, Алиев был не только готов признать Карабах частью Армении, но и откровенно делился с ним мыслями, в том числе выражал недовольство азербайджанской оппозицией и даже обсуждал планы передать власть сыну. Кочарян объясняет провал мирных переговоров в Ки-Уэсте в 2001 году тем, что под давлением собственной семьи Алиев в последний момент решил отказаться от предварительно оговоренных условий. Кочарян утверждает, что Ильхам Алиев позже подтвердил эту историю в конфиденциальной беседе. В целом книга изображает Алиева-старшего опытным и мудрым государственным мужем, а также остроумным и приятным собеседником.

Кочарян позволяет себе и другие отступления от ортодоксии армянского националистического дискурса. Он не скрывает, что никогда не верил в Бога, и признается в слабом владении литературным армянским языком, возвращаясь к этой теме в главе о своем переезде в Армению на пост премьер-министра во второй половине 1990-х. «Писать и читать на армянском я мог с трудом», — пишет Кочарян, который, как и многие карабахские армяне его поколения, считает родным карабахский диалект, а русский использует как основной язык формального общения. «Все делопроизводство в Армении, конечно же, велось на армянском, и мне это казалось катастрофически сложным», — признает Кочарян.

В Армении книга была встречена шквалом критики. Известный сторонник Пашиняна и председатель попечительского совета Ширакского государственного университета Левон Барсегян предложил всем, кто решил прочесть автобиографию экс-президента, обратиться к врачу. В социальных сетях книга вызывала множество схожих реакций. «Им совсем делать нечего? Они всего Джейми Оливера прочитали?», — писал один пользователь, ссылаясь на знаменитого британского повара.

Под критику попало также решение Кочаряна написать и опубликовать эту книгу на русском языке. «Почему книга на русском?— возмущались в интернете. — Почему издавали в российском издательстве, печатали в российской типографии?».

Из числа фигурирующих в книге политиков с ответом решил выступить Арам Саргсян, премьер-министр в администрации Кочаряна в 1999-2000 годах. В посте в «Фейсбуке» Саргсян оспорил выдвинутую Кочаряном версию теракта в парламенте в 1999 году, унесшего жизни спикера парламента Карена Демирчяна и премьер-министра Вазгена Саргсяна, брата Арама. На страницах автобиографии Кочарян отвергает не утихающие по сей день слухи о своем участии в захвате и вспоминает смерть Вазгена, своего близкого друга, как личную утрату.

Арам Саргсян оспаривает эти утверждения, перечисляя вопросы, которые Кочарян оставил без ответа в своей книге: «Если вы были друзьями, почему даже в твоей книге не скрывается, что ты терпеть не мог людей из окружения Вазгена?… Почему не осталось записи твоих переговоров со злодеями? Почему ты решил, что еще не завершенное расследование должно вестись на уровне участкового?»

При всех недостатках «Жизнь и свобода» представляет интересный документ эпохи. Навязчивая идея Кочаряна изобразить себя альфа-самцом и кризисным менеджером в одном лице, присутствующая практически на каждой странице, важна для понимания армянских политический реалий, отображая распространенный образ лидера как властного трудоголика. И хотя Кочарян давно растерял остатки поддержки, стиль лидерства, который он олицетворяет, остается популярным, о чем свидетельствует почтение многих армян к Путину. Даже подчеркнуто энергичный стиль Пашиняна, нередко гневно осуждающего своих оппонентов, временами напоминает этот стиль, несмотря на все различия между новым премьером и его предшественником.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.