Deník N (Чехия): чех снял фильм о Крыме. Его интересовало то, как там живут, протестуют и злоупотребляют психушками

«Я задаю тренды. В Крыму я побывал за год до Бабиша», — смеется Ярослав Кратохвил, который завершил свой документальный фильм «(Полу)остров Крым» в момент, когда эту оккупированную россиянами украинскую территорию обсуждали во всех чешских СМИ из-за сына премьера Андрея Бабиша.

В интервью «Деник Н» Кратохвил опровергает все предположения о том, как туда можно попасть, там находиться, но не попасться в руки спецслужб, а потом без проблем уехать. «Признаюсь, что в Крым я прилетел через Россию. В ноябре 2016 года я с обычной российской визой прилетел в Москву, а оттуда без проблем — в Симферополь. На полуострове я провел 11 дней и встретился с украинцами, крымскими татарами и русскими. Потом без особых трудностей я вернулся тем же путем домой».

Режиссер не скрывает, что оживленная дискуссия вокруг Крыма его радует, ведь таким образом фильм, бесспорно, приобретает дополнительную ценность. Эта лента — одно из немногих чешских личных свидетельств о жизни на изолированной территории, которыми мы располагаем после 2014 года. Скандал с сыном премьера вызвал в СМИ большой интерес к произведению Кратохвила. «Один телеканал пригласил меня на интервью, но когда там узнали, что снимал я не про Бабиша, интервью отменили».

КонтекстLatvijas Avize: За «латышский ресторан» в Крыму может грозить судLatvijas Avize18.10.2018FAZ: Крым не хотел в РоссиюFrankfurter Allgemeine Zeitung09.09.2018Главред: Кто и зачем обманывает украинцев о ситуации в КрымуГлавред20.08.2018Как изменилась жизнь в КрымуICTV09.08.2018

Чешская съемочная группа, конечно, не ушла от внимания российских спецслужб, однако, возможно, в тот момент ее работе не придали особого значения и не стали отдельно ею заниматься. Возможно, ограничились слежкой и наблюдением за тем, с кем члены съемочной группы встречаются. Кратохвил побеседовал со многими из тех, кто конфликтует с режимом и местными политиками и кто откровенно выражает свое несогласие с режимом. Большинство этих людей сегодня либо покинули Крым, либо пребывают в заключении.

Флаг, трактор, тюрьма

К таким людям относится и Владимир Балух. Фермер, а также украинский активист. После аннексии он отказался стать российским гражданином и остался украинцем. Однажды он вывесил украинский флаг на своем доме и стал ждать. Вскоре приехала полиция. О флаге они не говорили, а обыскали дом, сказав, что по соседству угнан трактор. Не лежит ли он в разобранном виде у Балуха под кроватью? При этом они как бы случайно сорвали флаг. Полицейские ушли, не найдя трактор, а Владимир снова повесил флаг. Вскоре стражи правопорядка пришли снова, сорвали флаг. Балух опять его повесил… и на этот раз вместо полицейских пришла чешская съемочная группа.

«Он говорил нам на камеру, что очень боится. Он был уверен, что вскоре на него что-нибудь найдут. Он процитировал Олега Сенцова (украинский режиссер, который отбывает наказание в российской колонии в Сибири — прим. авт.): „Хуже всего, когда человек поддается страху. Когда его поступки мотивируются страхом». Через две недели после нашего визита у него на чердаке „нашли» взрывчатку, и ему грозил срок до 11 лет за помощь терроризму. Сейчас он в тюрьме, где вот уже более 200 дней держит голодовку. Он похудел на 30 килограмм, и я всерьез опасаюсь, что он может умереть. У него отказывает печень, почки… Если он выживет, то здоровье его будет подорвано, а я не могу ничего другого сделать, как только говорить об этом и показывать фильм».

Сегодня Крым возвращается к старой практике использования психушек для борьбы с политическими противниками режима, что во времена СССР было буквально в моде. Поэтому в фильме рассказывается и о крымском татарине Илме Умерове, который не по своей воле провел месяц в психиатрической лечебнице, где должен был поразмыслить о своем мнении по поводу присоединения Крыма к России. В итоге его выпустили, так как международное давление оказалось очень сильным. Для Кратохвила это очередное доказательство того, что его фильм может сыграть важную роль и для тех, о ком он повествует. Режиссер встретился с Умеровым в момент, когда тот находился под домашним арестом. Так что российские спецслужбы не могли тогда не заметить чешскую съемочную группу, но не вмешались.

В фильме выступает человек из прямо противоположного лагеря. Знаменитый Олег Зубков, который прославился как владелец зоопарка «Сказка» в Ялте, ярый сторонник присоединения полуострова к России и еще более ярый популяризатор создания зоопарков по всей империи. По Украине долго кочевало его видео, в котором у него на коленях сидит львенок и в котором он обещает натравить его на демонстрантов на киевском Майдане. Его политическая деятельность прекратилась в тот момент, когда он жестоко избил одного из своих подчиненных. Сегодня Зубков расстроен и зол: он ожидал, что после объединения Крыма с Россией его бизнес пойдет в гору. Но надежды не оправдались.

Русская Ольга Дронова не разочарована. Она типичный представитель тех жителей Крыма, которые не хотели и не хотят иметь с Украиной ничего общего. Она никогда не изучала украинский язык, не знает украинских традиций, да они ей и не интересны. Она откровенно и с гордостью рассказывает в фильме о том, что ее родиной был Советский Союз. «Она всегда переживала из-за того, что Крым украинский, ведь родилась она в совсем другом государстве — в СССР», — констатирует Кратохвил. Сегодня, когда большевистской империи уже нет, она благодарна России. Главное, что она пришла и спасла ее от украинского ига. «Она была по-настоящему счастлива, что вернулась домой», — считает режиссер. В других постсоветских республиках к распаду Советского Союза якобы относятся так же, как к потере ребенком матери.

Крымский татарин Сулейман Кадыров хранит совершенно другую историческую память. Полиция преследовала его за то, что под одним видеороликом в интернете он написал: «Крым — Украина? Согласен». Его мать Айше Муэдиновна Кадырова, которая откровенно говорит на камеру, пережила депортацию крымских татар после Второй мировой войны. Когда после «проступка» сына в их доме проводился обыск и женщину на протяжении полутора часов заставляли стоять под дулом автомата, она вспомнила отца, который воевал под Сталинградом… «Что он сказал бы этим полицейским?— спросила она нас, рассказывает Кратохвил. — Вдруг ко мне прикоснулась история. Воспоминания человека, пережившего депортацию».

По словам режиссера, мнения русских, проживающих на полуострове, в целом совпадают, а вот что касается украинцев, то у них большой спектр мнений. Например, молодой Миша, которому никогда и в голову не приходило идентифицировать себя как русского, украинца или татарина… Он хочет просто быть гражданином. «На вопрос о национальности он ответил так же, как в 1848 году ответил пражский губернатор, когда его спросили: чех он или немец? Он ответил и по-чешски, и по-немецки: „Я не понимаю вопроса. Я житель чешских земель». Это напоминает мне ситуацию в современном Крыму. Как будто то, что существовало в Австро-Венгрии, отчасти было и в Советском Союзе».

У космополита Миши тоже возникли проблемы, когда он надел украинскую народную рубаху вышиванку. Его задержали и хотели взять отпечатки пальцев, а он сопротивлялся. Тогда полицейский его предупредил: «А что если как-нибудь мы найдем тебя без головы? Как мы узнаем, что это ты?» Михаил понял. Также он узнал, что полиция собирает данные обо всех, с кем он контактирует. У полицейских даже были фотографии тех, с кем он встречался за последний месяц. Он немедленно покинул Крым. Однако на границе его имя нашлось в списках. «Хорошо, что ты уезжаешь. Лучше не возвращайся», — порекомендовал ему пограничник. «Я рад, что большая часть из тех, с кем я беседовал, уже находятся за пределами Крыма или их задержали по каким-то другим причинам, а не потому что мы сняли их в фильме. Моя совесть не была бы чиста, — признается режиссер. — Я восхищен смелостью людей, которые говорили с нами. У меня ее, пожалуй, не нашлось бы».

Кратохвил позволил свободно высказаться всем трем основным группам крымского населения, и результат получился неоднозначным. Скорее, печальным. Крымские татары в своем сопротивлении режиму держатся вместе и поэтому боятся, возможно, чуть меньше украинцев. Те оказались в одиночестве. Тот, кто оставил украинский паспорт и отказался от русского, не только живет под наблюдением спецслужб, но и, например, не имеет доступа к медицинскому обслуживанию.

А русские? Некоторые рады, другие разочарованы, но бояться им нечего. Правда, по-настоящему счастливых и довольных в Крыму немного. Одни испытывают сильнейшую ностальгию по Советскому Союзу, который не вернулся даже в лице России. Другие живут надеждой, что полуостров однажды снова присоединиться к Украине, станет частью Европы, и поэтому они готовы посвятить свою жизнь тому, чтобы это произошло как можно скорее. Так или иначе, но сегодня в Крыму живут люди, которые друг друга совершенно не понимают.

 

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.