Dagbladet (Норвегия): другая рождественская история

В этом году во время празднования православного Рождества мира и гармонии не будет. Здесь никто не бережется от ловушки, чтобы в скором времени снова всем вместе отпраздновать Рождество (намек на «Мышиную песню» — норвежскую рождественскую песенку о мышином семействе, прим. перев.). Нет, тут попали в мышеловку. Обеими ногами. И застряли в ней. Увязли в праведном гневе друг на друга.

КонтекстГуаньча: как США раскололи православную церковьГуаньча26.12.2018The Times: церковный раскол способствует росту напряженности на УкраинеThe Times25.12.2018L’Orient-Le Jour: независимость украинской церкви — большая потеря для МосквыL’Orient-Le Jour17.12.2018WSJ: Украина создает «церковь без Путина»The Wall Street Journal16.12.2018

Причина в том, что за несколько часов до православного Рождества, которое празднуется в ночь с 6 на 7 января, украинская православная церковь от Вселенского патриарха Константинопольского Варфоломея I получит свой «томос» о том, что украинская православная церковь теперь — «автокефальная»*. Не дайте себя запутать этим старомодным церковным греческим языком. «Томос» означает «декларация», а «автокефальный» означает «независимый». То есть, украинская церковь получит официальное признание православного патриархата в Константинополе (Стамбуле) как самостоятельная церковь в православном церковном семействе.

Содрогнулись небо и земля. Потому что это объявление войны. Не только Украинской православной церкви — русскому Московскому патриархату, к которому относились большинство украинцев на протяжении почти всей своей истории. Нет, это обоюдное духовно-культурное объявление войны между Украиной и Россией. Небеса содрогнулись, и когда Русская православная церковь вышла из православного сообщества в ноябре. Она сделала это в знак протеста против планов Варфоломея I дать украинской церкви независимость. Это стало так называемой схизмой — третьим большим расколом христианства за всю его почти двухтысячелетнюю историю после раскола между восточной и западной церквями 1000 лет назад и реформации Лютера 500 лет назад. Так что сейчас большими буквами пишется история.

А после того, как содрогнулись небеса, содрогнется и земля — и все земное. Например, примерно 12 тысяч церквей на Украине принадлежат Московскому патриархату. Все они — потенциальный предмет конфликта. Кому отойдут церкви и иконы, когда начнется борьба между общинами, — новой киевской церкви или старой московской? Борьба за души превращается в борьбу за право владения священными церквями и святыми вещами, и в Москве церковь ясно дала понять, что создание украинской автокефальной церкви означает, что прольется кровь.

Политическое в этой церковной борьбе прикрыто настолько маленьким теологическим фиговым листком, что его едва видно при свете дня. А литургическим и церковным языком в новой украинской церкви, судя по всему, останется тот же старославянский, что и в московской. Потому что это история и украинской церкви. Политическая составляющая проекта самостоятельной украинской церкви подчеркивается и тем, что украинский президент Петр Порошенко при активной поддержке парламента был главной движущей силой на пути к независимости. Это он объявил о создании новой независимой украинской церкви 15 декабря. И, по плану, Порошенко вместе с новым молодым патриархом Киевским Епифанием I 6 января отправится в Стамбул, чтобы принять «томос» — декларацию — о том, что украинская церковь становится автокефальной — самостоятельной.

Впрочем, глубоко логично, что церковная борьба обрела политический характер. Украине действительно очень нужно, чтобы влияние Московского патриархата на Украине ослабло. Нельзя сказать, что русская церковь — прямое продолжение проекта российского президента Владимира Путина. Но церковь и националистический характер путинизма идеологически едины. А поскольку Московский патриархат влиял и продолжает влиять на миллионы украинских душ, российский национализм тоже подает идеологический голос в украинской культурной борьбе во времена, когда эти две страны, по сути, находятся в состоянии войны. С украинской точки зрения это, мягко говоря, неудачно.

Но Москва не откажется от этого голоса в украинской культурной борьбе без битвы. Путин дал понять, что он готов защищать русскоязычное население и то, что он называет «русской культурой», практически в любой ситуации. Это значит, что церкви, принадлежащие Московскому патриархату, могут стать избирательными участками, где обеим сторонам будут помогать молодые мускулистые мужчины. Например, самый почитаемый храм Украины, Лавра в центре Киева, наполовину принадлежит Московскому патриархату, а наполовину — украинскому государству. Да, тут может пролиться кровь. И, кстати, с Рождеством вас.

* автор везде в тексте пишет не «автокефальная», а «автофекальная» церковь, — оставим это на его совести, прим. ред.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Раскроечный центр с чпу holzma

Центр, низкие цены! Невостребованные остатки

yta.ru


Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.