Безопасность США и Россия: варианты и последствия (National Interest, США)

США и Россия вступили в ожесточенную геополитическую конфронтацию, которая угрожает перерасти в непосредственный военный конфликт несмотря на то, что ни та, ни другая страна этого не хочет. Нынешняя стратегия Америки в отношении России попросту не работает. Вместо этого она связывает нам руки. Она делает Россию более агрессивной во внешней политике и менее демократичной во внутренней. Опасность нарастает.

Дипломатические инструменты, которые препятствовали вооруженному конфликту в период холодной войны, атрофировались. Режимы контроля над вооружениями, которые помогали обеспечивать стратегическую стабильность и препятствовали дорогостоящей гонке вооружений, теперь оказались на грани краха. США ввели против России десятки санкций, которые, очевидно, не оказали никакого влияния на ее внешнюю политику. Число официальных встреч и форумов для обсуждения проблем близится к нулю, а контакты между гражданами США и России настолько слабы, что жители этих двух стран попросту перестали понимать друг друга. Между тем Россия фактически создала альянс с Китаем — нашим главным глобальным соперником. Москва стала гораздо смелее бросать вызов США и их союзникам, расширяя свои торговые связи и меры по обеспечению безопасности в своем регионе и мире в целом.

Чтобы пересмотреть нашу стратегию в отношении России, мы должны для начала четко определить собственные долгосрочные стратегические интересы Америки. Наш главный интерес — это национальная безопасность. Россия остается единственной страной, способной уничтожить США при помощи ядерного оружия. Сейчас Москва разрабатывает новое поколение сверхзвукового оружия, способное обходить американские системы обороны и наносить удары по целям без всякого предупреждения. У России есть средства для того, чтобы разрушить американский образ жизни и даже уничтожить наше сверхсовременное оружие — посредством кибератак против американских компьютерных сетей. И, как мы увидели в 2016 году, Россия способна использовать соцсети, чтобы ослаблять нашу демократию посредством дезинформационных компаний, которые очень напоминают «активные меры» советского периода. Разумеется, у США тоже есть средства для того, чтобы навредить России, в результате чего эти две страны оказываются в объятии взаимного уничтожения.

КонтекстCNN: Москва бросает вызов СШАCNN01.12.2018CNN: никто не может предсказать, что Россия сделает дальшеCNN29.11.2018Апостроф: Кремль пытается изменить мироустройствоАпостроф07.12.2018WP: Россия вернулась на Ближний ВостокThe Washington Post06.12.2018

У России есть свои собственные стратегические интересы — независимо от того, согласны мы с ними, одобряем мы их или нет. Ради нашей собственной безопасности мы должны попытаться понять, какими мотивами руководствуется Россия. Если объективно проанализировать цели Москвы, это поможет нам понять, как мы можем двигаться к своим собственным целям и как нам нужно реагировать на дальнейшие действия Кремля.

Этот процесс переоценки проясняет одно: нам необходимо иметь больше инструментов и более гибкую стратегию, чтобы реагировать на опасности, вызовы и, да, даже возможности, которые Россия нам может предоставить. Хотя конфронтация может порой оказаться полезной, нам необходимо добавить к ней еще два компонента, а именно конкуренцию и сотрудничество.

Эти три компонента в зависимости от ситуации могут быть вполне оправданными вариантами, однако преимущества каждого варианта необходимо оценивать, опираясь на потенциальные издержки и последствия. Слишком часто наши варианты основаны на предположении о том, что они не повлекут за собой никаких издержек для общественности и не повредят ключевым интересам США. К примеру:

    Если мы решаем отказаться от режимов контроля над вооружениями, готовы ли мы платить высокую цену за модернизацию наших стратегических и тактических ядерных сил и неядерных систем оружия, чтобы эффективно вести конфликты одновременно в Европе и Азии? Будет ли у нас возможность следить за процессом разработки российского оружия, если мы откажемся от соглашений об осуществлении контроля?

    Если мы продолжим вводить санкции против российских граждан и компаний, сможем ли мы продолжить сотрудничество и сохранить диалог, которые служат интересам США и России, в таких областях, как освоение космоса или управление конкуренцией в Арктике? Готов ли американский бизнес уступать прибыльные контракты с Россией своим иностранным конкурентам? Действительно ли результаты санкций стоят таких затрат?

    Если мы не будем общаться — армия с армией, политики с политиками — и поддерживать контакт с российским правительством, сможем ли мы предотвратить нежелательную эскалацию конфликта в момент кризиса? Если мы свернем программы образовательного и культурного обмена с Россией, разве невежество с обеих сторон не приведет к ничем не сдерживаемой враждебности?

Мы считаем, что стратегия США должна включать в себя следующие элементы:

    Акцент на укреплении стратегической стабильности посредством надежных соглашений о контроле над вооружениями и совместных попыток предотвратить распространение ядерного оружия.

    Укрепление нашего наступательного и оборонительного киберпотенциала и одновременно сохранение диалога с Россией и другими странами, направленного на продвижение стратегической стабильности в киберпространстве.

    Восстановление официальных контактов и контактов между гражданами наших двух стран с целью налаживания каналов коммуникации, которые помогут нам управлять конкуренцией и укреплять взаимопонимание между нашими государствами.

Отношения между США и Россией вряд ли существенно улучшатся в обозримом будущем. Но сейчас мы должны принять меры для того, чтобы гарантировать, что наша все более напряженная конфронтация с Россией не выйдет из-под контроля и не начнет угрожать нашим ключевым интересам безопасности. Нам нужна продуманная и поддерживаемая обеими партиями стратегия, которая будет сочетать в себе элементы конфронтации, конкуренции и сотрудничества, — стратегия, основанная на четком понимании издержек и потенциальных последствий тех вариантов, которые мы выберем.

Это не попытка «подружиться» с Россией. Она не должна зависеть от того, нравимся мы России или нет. Она должна основываться на императивах нашей собственной национальной безопасности. Нравится нам это или нет, но поиски путей взаимодействия с Россией — это часть работы по обеспечению нашей национальной безопасности.

Джилл Доэрти — автор статей в CNN и научный сотрудник Международного центра имени Вудро Вильсона.

Томас Замостни — бывший глава отдела по делам Евразии в ЦРУ.

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.