American Thinker (США): попытаться понять Россию после пяти лет украинского кризиса

Пять лет назад советники российского президента Владимира Путина рассматривали вопрос о создании фиктивного национального государства под названием «Новороссия» в юго-восточной части Украины. Сегодня оно существует как парадокс внутри граничащих с Россией двух украинских областей — Донецкой и Луганской. Эти два образования превращают находящуюся в географическом центре Европы Украину в страну, втянутую в длительный вооруженный конфликт. В результате этого тлеющего конфликта уже погибли 8 тысяч человек, а 2,4 миллиона жителей Украины вынуждены были покинуть свои дома. После пяти лет конфликта 3,4 миллиона людей на Украине страдают от последствий гуманитарного кризиса, они срочно нуждаются в помощи и в защите. Каждый день конфликт на востоке Украины заставляет миллионы мирных жителей искать ответы на нереально сложные варианты выбора: то ли поесть, то ли достать лекарства, то ли отправить детей в школу. Критическая гражданская инфраструктура серьезно пострадала, поскольку соглашения о прекращении огня постоянно игнорируются.

Не вызывает удивления, что западные средства массовой информации называют Россию главной причиной конфликта, а все проблемы связывают с «российской агрессией» против мирной и демократической Украины. Однако подобная оценка является лишь частично верной и отражает лишь украинскую интерпретацию ситуации, — потому что русофобский дискурс стал модным, потому что, разумеется, «русские украли выборы».

Любая рациональная попытка понять российскую мотивацию воспринимается средствами массовой информации как измена. В то же время отсутствие объективности в отношении российской стороны в этой истории продолжает усугублять украинский кризис, который оказывает непосредственное воздействие на европейскую стабильность и безопасность, а также на отношения между Соединенными Штатами и Россией.

Первый пункт, который полностью отсутствует в западном изложении фактов, связан с тем, что и Донецкая Народная Республика (ДНР), и Луганская Народная Республика (ЛНР) были провозглашены в ответ на государственный переворот в Киеве, когда пророссийское правительство тогдашнего президента Виктора Януковича было свергнуто после продолжавшихся на Украине с ноября 2013 года по февраль 2014 год демонстраций, то есть в ходе так называемого Евромайдана. Эти действия активно поддерживались администрацией Обамы, «ястребами» в Конгрессе, а также ведущими европейскими лидерами.

Одновременно протесты на Украине были поддержаны и в определенной мере использованы в своих целях неофашистской группировкой «Правый сектор»*, печально известной своей антироссийской и антисемитской идеологией, а также практикой и террором в отношении простых украинцев. Эта важная, но довольно неудобная правда либо игнорировалась, либо полностью замалчивалась СМИ мейнстрима.

Огромное недовольство насильственными методами и антидемократическими настроениями Евромайдана, с помощью которых к власти пришли печально известные олигархи, вызвало протесты против антиправительственных акций по всей Украине, в первую очередь в юго-восточных областях. Участников подобных демонстраций называли «российскими агентами влияния», их бросали в тюрьму, или они просто исчезали.

КонтекстWP: Путина мало беспокоит реакция ЗападаThe Washington Post27.11.2018Украина: цены растут — народ нищает (Корреспондент)Корреспондент11.01.2019Телеканал 112: в ЕС увеличивается негатив по поводу Украины112.ua01.02.2019Хотя Россия рассматривала Украину как последний оплот своих имперских амбиций, она обещала, что российские военные окажут помощь русским украинцам, которые считаются частью «русского мира». На самом деле Новороссия с момента своего возникновения получала значительную материальную, финансовую, политическую и военную поддержку. Эти территории все больше превращаются в настоящие российские протектораты, поскольку их экономики постепенно интегрируются с Россией.

Подобно тому, как президент Украины Петр Порошенко все больше полагается на западную военную и экономическую поддержку, Новороссия, несомненно, является новейшей марионеткой Москвы, и в результате Украина становится непростой темой в американо-российских отношениях. Хотя заключенное в 2015 году соглашение предусматривало проведение местных выборов в Донецке и Луганске, его критики, включая правительство Украины и Европейский союз, настаивали на том, что любые выборы в этих регионах являются незаконными, поскольку они проводятся на территориях, которые больше не находятся под контролем украинского правительства.

Лидеры повстанцев, в свою очередь, отвергают критику со стороны Запада и считают, что Украина не выполнила свои обязательства в рамках заключенного в 2015 году мирного соглашения и, в частности, не предоставила этим регионам более широкую автономию. В ноябре 2018 года и ДНР, и ЛНР провели выборы, по результатам которых был определен состав региональных ассамблей, а также избраны главы обоих регионов. Значительное большинство избирателей поддержали сепаратистских лидеров на востоке Украины.

Поскольку военное снабжение из России продолжает поступать на территорию Украины, Москве все сложнее отрицать тот факт, что она предоставляет оружие повстанцам. Многочисленные источники утверждают, что российская поддержка повстанцев «увеличилась в два раза» с того момента, когда Украина и Россия заключили предварительное соглашение о прекращении огня. Российская помощь Новороссии включает в себя артиллерийские установки, разведывательные беспилотники и бронетанковую технику — и все это, за редкими исключениями, повстанцы могут получить только от Москвы.

Оправданием подобных действий служат, судя по всему, давно забытые неоднократные заявления Москвы о том, что она не допустит расширения Организации Североатлантического договора (НАТО) и включения в нее республик бывшего Советского Союза. Прибалтийские государства, вероятно, составляют исключение из-за соглашений, заключенных между НАТО и Россией относительно Калининграда. Хотя в результате часть российской территории оказалась отрезанной в географическом отношении от своей не очень удаленной родины, Россия все же получила возможность использовать свой Балтийский флот. Те же самые аргументы приводились для оправдания восстановления контроля над Крымом, поскольку это позволило сохранить там официальный главный штаб Черноморского флота, а также другие его объекты, расположенные в Севастополе.

Для понимания российской точки зрения следует сказать, что в случае поражения НАТО в холодной войне, вероятнее всего, похожая ситуация возникла бы в случае, если бы Организация Варшавского договора захотела расшириться и приблизиться к бывшим границам стран НАТО. Поэтому, когда Россия предчувствует возможность геополитической потери, она начинает использовать на неспокойной территории бывшего Советского Союза любопытную тактику: вместо того, чтобы полностью захватить страну, Россия пытается дестабилизировать ее таким образом, чтобы та не продвигалась ни в сторону Евросоюза, ни в сторону НАТО.

Обычно угроза была связана с «цветными революциями», происходившими в переходный период после развала Советского Союза. Из-за этих управляемых «революций», которые приводили к власти прозападные, но часто крайне неэффективные правительства, Россия стала пытаться формировать новую сферу влияния вблизи упомянутой выше «революции». Эта последовательная серия балансов и противовесов в конечном итоге приводит к возрастанию региональной напряженности, а также к подрыву региональной стабильности и процветания.

У каждой истории действительно есть две стороны, и проблемы безопасности, на которые ссылается Россия, являются оправданными. Возможно, Россия больше не сверхдержава, однако нет сомнений в том, что она является региональной державой и обладает значительными возможностями в области проецирования силы.

Возможно, мировым лидерам будет полезно подумать о действительном восстановлении отношений с Россией и посмотреть на обоснование действий своего противника. Любое национальное государство действует в своих собственных интересах, и Россия не является исключением. Возможно, настало время для того, чтобы международное сообщество начало «продвигать демократию», используя для этого убедительный подход к международным отношениям в рамках мягкой силы, который, как правило, опирается на использование экономического или культурного влияния.

Несмотря на развернутую в средствах массовой информации антироссийскую истерию, попытки администрации Дональда Трампа рассматривать Россию как стратегического партнера, могут привести к расширению сотрудничества в области международной безопасности и укреплению региональной стабильности.

_________________________

* запрещенная в России организация

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.