Agoravox (Франция): напористое восхождение Петра Порошенко

8 декабря 1991 года СССР развалился на части решением российского, украинского и белорусского лидеров в Минске, а Украина стала одним из первых членов Содружества независимых государств.

В рамках подписанного 5 декабря 1994 года Будапештского меморандума о гарантиях безопасности Украина отказалась от ядерного арсенала в обмен на обязательство США, Великобритании и России сохранить ее территориальную целостность.

Затем, после «Евромайдана» 2014 года эта страна (вторая по площади в Европе с населением в 45,6 миллиона человек) дала понять, что никогда не была полноценным членом СНГ, а в 2018 году окончательно разорвала связи с организацией.

Следовавшие одни за другими президентские выборы отразили атмосферу нестабильности, а рейтинги уходящих президентов обычно успевали скатиться на дно. Порошенко же рассчитывает на переизбрание.

Противники обвиняют Порошенко в коррупции и создании препятствий для реформ. Его едва ли можно назвать символом надежд движения 2014 года, однако то же самое относится и к его главным соперникам: Тимошенко погрязла в коррупционных скандалах, Зеленский — ставленник олигарха Коломойского (он вывел миллиарды долларов из одного украинского банка), бывший министр обороны Гриценко — сторонник «просвещенного авторитаризма» в стиле Орбана. Бойко в свою очередь официально представляет выступающую за сближение с Россией оппозицию.

Стратегия Порошенко заключается в том, что он пытается собрать вокруг себя националистический электорат, прибегнув к той же идеологии, что мы наблюдаем в соседних Венгрии и Грузии, с которыми у Украины хватает исторических споров. Огромные рекламные афиши с лозунгом «Армия, язык, вера» появились на всех проспектах страны еще в 2018 году, задолго до его официального решения выставить свою кандидатуру. У президентов, видимо, вошло в моду заранее начинать избирательные кампании и финансировать их за счет государственных средств. Составляющие этого триптиха указывают на три рычага, с помощью которых Порошенко намеревается достичь поставленной цели:

— военные действия;

— языковая политика;

— отношения с православным духовенством.

Лингвистический вопрос, судя по всему, становится первым маневром. Для миллионов украинцев русский — первый язык, и до Майдана русскоязычные регионы были вправе называть его вторым официальным на своей территории. Как бы то ни было, накрывшая Украину националистическая волна поставила вопрос государственного языка на первое место, а правые развернули активные действия, чтобы ограничить лингвистические права русскоязычного населения страны.

КонтекстСтрана.ua: «путинские» замашки Петра ПорошенкоСтрана.ua12.02.2019HBL: жизнь становится все хуже, Порошенко не оправдал надеждHufvudstadsbladet08.02.2019Апостроф: чтобы на Украине не появилась северная лисичкаАпостроф31.01.2019MDR: Петр Порошенко начинает нервничатьMitteldeutscher Rundfunk31.01.2019В 2017 году Порошенко предложил закон о признании украинского языка официальным и упразднении образования на русском в школе. К сожалению, для него, эта инициатива не только не принесла ожидаемых результатов в плане рейтингов, но и повлекла за собой дипломатический конфликт с соседней Венгрией, поскольку венгерские школы в стране оказались под таким же ударом, что и русские.

А что насчет других его коньков, армии и веры?

В Донбассе Украина не в состоянии победить российскую военную машину, однако Порошенко выступил в Парламенте с заявлениями о неминуемом масштабном вторжении России и сумел преодолеть скептицизм депутатов, чтобы добиться введения военного положения на месяц… только оно продлилось до конца декабря 2018 года. Сложно сказать, что дала эта мера в плане ожидаемого подъема патриотизма, однако она пагубно сказалась на живущих по обе стороны границы семьях из-за введенных в отношении российских граждан ограничений.

Что касается религии, Порошенко увидел в ней политические перспективы. Под предлогом объединения разрозненной украинской церкви и ее выхода из-под контроля Московского патриархата он добился, чтобы патриарх Константинопольский Варфоломей официально предоставил ей независимость, замешанную на национализме автономию.

После публикации этой информации Порошенко отправился в турне по центральным и западным регионам страны, где проживает большая часть его электората. Там он демонстрировал эдикт Варфоломея на больших собраниях в церквях. Он снискал определенный успех, представляя эту клерикальную территориальную реформу как большую победу Украины над Россией, пусть ее и можно в лучшем случае назвать частичной, раз наибольшее число приходов (12 000) находится под контролем Московского патриархата.

Таким образом, результаты его действий выглядят неоднозначными, а прогнозы на выборы — неопределенными. Не исключено, что у киевских стратегов может быть припасена театральная стратагема в стиле «бог из машины» для победы на выборах, например, что-то вроде чертиков Бернара-Анри Леви или Помпео, которые выпрыгнут из табакерки, чтобы поддержать друга. Но пока ничто не указывает на то, что бы это могло быть (если не считать усиления ВМС у берегов Крыма). Если не возникнет ничего, что могло бы вызвать у людей сильные эмоции, которыми достаточно легко манипулировать, у Порошенко едва ли получится избежать «проклятья непереизбранных президентов».

Источник: inosmi.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.