Advance (Хорватия): в каком состоянии пребывает немецкая восточная политика сегодня?

С июня 2018 года немецкий министр иностранных дел Хайко Маас откровенно заявляет о необходимости пересмотреть немецкую политику в отношении восточных соседей Европейского Союза. Это связано, в частности, с кадровыми изменениями в Министерстве внутренних дел Германии. Ощутимо стремление ограничить влияние личных связей на немецкую политику в отношении России (а они играли значительную роль, например, когда канцлером был Герхард Шредер).

Новая европейская восточная политика (Neue Europeische Ostpolitik, NEO), как предполагается, будет охватывать большое географическое пространство, включающее восточные государства-члены Европейского Союза, Западные Балканы, страны Восточного партнерства, Россию и Среднюю Азию. В основе новой политики — попытка согласовать немецкие интересы в отношениях со странами Центральной Европы, с одной стороны, и Россией, с другой.

Германия ищет политическую формулу, в которой совместились бы критика и сотрудничество (необходимое для немецкой власти) с Россией. Российская политика в отношении Украины, мнимое присутствие российских спецслужб в странах Европейского Союза и НАТО, дезинформационные кампании, кибернетические атаки и поддержка групп, которые скептически смотрят на ЕС, — все это негативные для немецкой безопасности явления. Россия нарушает права человека и ограничивает работу неправительственных организаций, и в Германии на это по-прежнему смотрят негативно, хотя, если оставить в стороне правительственные заявления, вряд ли в российских действиях можно усмотреть продуманную стратегию.

КонтекстHeise: присоединение Крыма к России не было аннексиейHeise13.02.2019Санкции не помеха: Роснефть расширяет бизнес в Германии (Handelsblatt)Handelsblatt30.01.2019Россия останется главным поставщиком угля в ГерманиюИноСМИ11.01.2019

Тем не менее Германия считает, что Россия слишком важна, чтобы ограничивать контакты с ней. Россия очень важна для международной безопасности, прежде всего в связи с ее действиями на Ближнем Востоке, борьбой с терроризмом, статусом ядерной державы и постоянным членством в Совете безопасности ООН. Россия также является крупным рынком для немецких товаров (в 2017 году оборот достиг 25,7 миллиардов евро, что сделало Россию 14-й по значимости для немецких экспортеров страной). Немецкие прямые и непрямые инвестиции в Россию в 2016 году достигли 19,1 миллиардов евро, что на 20% больше, чем в 2015 году. Для Германии, как крупнейшего европейского потребителя газа, Россия остается важным поставщиком. В 2017 году импорт газа в Германию составил 53,44 миллиарда кубометров, а это больше, чем у какой-либо другой страны Европейского Союза. Газопровод «Северный поток — 2», который поддержало немецкое и российское правительство, позволит еще больше увеличить объемы поставляемого газа.

Страны Восточного партнерства — это еще один вызов для Германии. С одной стороны, Берлин хочет развивать экономическое сотрудничество, в особенности со странами, подписавшими договор о свободной торговле: Грузией, Молдавией и Украиной. Строительство «Южного коридора» через Азербайджан, Грузию и другие страны позволил бы открыть трассу для газа из Каспийского моря и обеспечить поставки, которые стали бы альтернативной российским. С другой стороны, Германия избегает политических деклараций о расширении Европейского Союза и присоединении стран Восточного партнерства, опасаясь ухудшения отношений с Россией и возможных интервенций Москвы.

Третий вызов — это отношения со странами Центральной Европы. Инициативы центрально-европейских стран (сотрудничество с США и Китаем, а в особенности Инициатива трех морей) представляют вызов для немецкой внешней политики, поскольку ее возможности влиять на эти проекты ограничены. Со странами этого региона Германию связывают разные отношения, зависящие от стратегических целей. Польша, Румыния и страны Прибалтики возражают против строительства «Северного потока — 2». Германия, в свою очередь, выступает против постоянного присутствия сил НАТО в восточном крыле. Кроме того, дополнительной проблемой в отношениях с Польшей является реформа миграционной политики Европейского Союза, критика верховенства права и вопросы военной репарации. Вместе с тем отношения со странами Центральной Европы носят стратегический характер не только из-за членства в НАТО или ЕС: все эти страны являются важными экономическими партнерами Германии. В 2017 году немецкий экспорт в страны Вышеградской четверки достиг 139,4 миллиардов евро, а это больше, чем в США, Китай или даже Францию. Прямые немецкие инвестиции в этот регион достигли к 2016 году 83,3 миллиарда евро.

В отношениях с Россией главная цель NEO — пресечение политики Москвы на Украине и защита от мнимых действий, направленных на дестабилизацию Европейского Союза. Правда, ни у кого нет ясного объяснения, зачем Москве дестабилизировать регион Европы, который столь важен для ее экономического развития. Тем не менее санкции против России сохраняются. Расширяются возможности Европейского Союза по борьбе с кибернетическими атаками и дезинформационными кампаниями, чье российское происхождение также никто не смог убедительно доказать.

Вместе с тем Германия заявляет о важности диалога с Россией для достижения целей Европейского Союза в сфере безопасности, в частности завершения войны в Сирии. Поэтому, продолжая оказывать давление, Германия стремится укрепить диалог и активизирует двусторонние контакты (например, к жизни вернули немецко-российский высший совет безопасности), а также взаимодействие в рамках международных организаций, таких как ООН, ОБСЕ и Совет Россия — НАТО. Если Россия, как утверждают на Западе, является источником кибернападений и дезинформационных кампаний, то эту политику Берлина, нацеленную на укрепление двусторонних связей, трудно понять.

Германия также стремится к активизации отношений со странами Восточного партнерства. Правда, до сих пор речь шла преимущественно об укреплении государственных институтов и борьбе с коррупцией. Как и в прошлые годы, главным стимулом для проведения изменений в этих регионах служит формула «больше (помощи от ЕС) за больше (реформ)». Кроме того, помощь дифференцируется в зависимости от потребностей государств. В этом году Министерству иностранных дел Германии выделили на эти цели 18 миллионов евро. Также Германия планирует углубить двустороннее и региональное политическое сотрудничество со странами Центральной Европы в формате «Вышеградская четверка +» и в рамках Инициативы трех морей. Тем самым немецкое руководство хочет предотвратить создание отдельной и нежелательной фракции внутри Европейского Союза. Что касается Инициативы трех морей, то Германия будет влиять на нее, стремясь сократить ущерб, который этот проект может нанести порту Гамбург.

«Северный поток — 2» вызывает в регионе опасения, связанные с безопасностью. В ответ Германия постарается диверсифицировать поставки газа с помощью строительства «Южного коридора» и СПГ-терминалов. Германия также заявляет о своей приверженности диалогу между Европейской комиссией, Украиной и Россией о сохранении транзита газа через Украину после 2019 года.

Хотя концепция NEO свидетельствует о стремлении Германии изменить свою восточную политику, придав ей больше стратегического веса, и отказаться от примата отношений с Россией, говорить о переломе не приходится. Что касается России, Берлин явно осознает, что антироссийские компании надуманны или по крайней мере отчасти ложны, поэтому не боится сотрудничать с Москвой. Остается вопрос о возможности активизировать отношения с восточными соседями Европейского Союза.

Новые инициативы могут вызвать отторжение, например, у южных стран-членов Европейского Союза, которые в первую очередь сосредоточены на сокращении нелегальной миграции из Северной Африки и с Ближнего Востока. Также Германия не представила отдельной инициативы по развитию Восточного партнерства. Страх испортить отношения с Россией заставил Германию отказаться от амбициозных предложений о сотрудничестве, выходящем за рамки существующего.

Работы по укладке газопровода «Северный поток-2» в Финском заливеПланы, касающиеся партнеров из Центральной Европы, должны сигнализировать о том, что Германия не хочет проводить политику в отношении России в ущерб отношениям с Центральной Европой. Тем не менее Германия не изменила своей позиции по «Северному потоку — 2» и по укреплению восточного крыла НАТО (последнее, по мнению немцев, противоречит Североатлантическому договору НАТО и соглашению с Россией от 1997 года). А значит, Германия сосредоточится на работе в таких сферах, как экономика и инфраструктура, чтобы не нанести вреда своим отношениям с Россией.

Ведомство канцлера пока не выразило однозначной поддержки концепции NEO, и стабильность большой коалиции Германии под вопросом. И то, и другое является препятствием для осуществления NEO. Также политике NEO могут помешать предстоящие выборы в Европейский парламент, парламентские выборы на уровне местной власти и федеральных земель. Если Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) не проявит себя, то велика вероятность, что она окажется в оппозиции. Учитывая, что NEO предложило Министерство иностранных дел под руководством СДПГ, не исключено, что любое новое правительство отклонит эту инициативу.

 

Источник: inosmi.ru

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.